Pull to refresh

Мертвы, но не совсем

Reading time4 min
Views522
Original author: The Economist
Перевод статьи в The Economist 12-18th June 2010
Газеты, отрезая от себя все лишнее, одна за другой спасаются от кризиса. Однако, возможно, одной операции будет недостаточно

Что случилось с так навязывавшейся нам еще недавно смертью газет? Всего год назад кончина была, казалось, совсем близка. Рецессия свела к минимуму рекламную выручку и угрожала лишить печать той части аудитории, которую еще не отнял Интернет. Такие газеты, как San Francisco Chronicle, вели дневники самоубийц, отсчитывающих время до собственной кончины. Федеральная комиссия по торговле США организовала круглый стол на тему, как сохранить жизнь газетам. Должны ли они превратиться в нахлебников общества, живущих на благотворительность? Или должны существовать на государственные субсидии? Следующее заседание круглого стола намечено на 15 июня. Но сейчас эти разговоры кажутся уже менее актуальными, чем раньше.
Дело в том, что во многих странах мира признаки кризиса печати уменьшились в числе, а то и исчезли совсем. Немецкие и бразильские издания сумели выбраться из рецессии. Даже американские газеты, выходящие в чуть ли не самом проблемном с точки зрения газетного бизнеса регионе, не только выжили, но и смогли выйти на прибыль. Это не те 20%, которые были привычны несколько лет назад, но все же прибыль.
Впрочем, процесс оздоровления был малоприятен. Многие газеты сумели остаться на плаву, только выбросив за борт целые редакционные отделы. В Американском обществе новостных редакторов полагают, что с 2007 г. в Лету канули 13500 рабочих мест. Читатели платят больше за меньшие по объему выпуски. Некоторые газеты даже рискнули отказаться от дорогостоящей доставки в удаленные районы, лишившись таким образом части аудитории. Тем не менее, эти меры уже продемонстрировали свою эффективность и, как бы это не было прискорбно для журналистского сообщества, их претворение в жизнь, по всей видимости, только началось.
Разрушая дом, который построил Отис

Газетный бизнес становится все более сбалансированным, с более адекватным, здоровым отношением рекламной прибыли и доходов от подписки. Американские издания слишком долго зависели от доходов с рекламы. Последние составляли целых 87% от общей прибыли, согласно данным Организации экономического сотрудничества и развития (OECD). К примеру, в Японии это соотношение равно 35%, и неудивительно, что японские издания куда в меньшей степени подвержены болезненному влиянию лихорадящего рынка.
Смерч, пронесшийся по редакциям, в той или иной степени затронул всех, но больше всего он навредил там, где издания пытались охватить как можно больше жанров и тем. С полос исчезли колонки авто- и кинообозревателей, статьи, посвященные науке и экономике в целом, также ушли в небытие. Бюджеты корпунктов за рубежом были беспощадно урезаны. В результате количественно контент серьезно пострадал. Однако универсальность больше не входит в список добродетелей газетного бизнеса. Стоит взглянуть хотя бы на судьбу творения Отиса Чендлера.
Благодаря семейным связям Чендлер в 1960 г. стал владельцем Los Angeles Times. Газета, во главе которой он оказался, отличалась ограниченно-консервативной направленностью, чем отражала характер города, в котором она издавалась. Задавшись целью разрушить установившийся порядок вещей, Чендлер принялся создавать на Западном побережье конкурента New York Times. Для его газеты стал характерен мощный акцент на серьезной, объективной журналистике, при этом она полагалась на объемную сеть международных корреспондентов. Новое «лицо» газеты впечатляло своим высочайшим качеством, но, как оказалось, не было вполне готово к наступлению эпохи Интернета. В последние несколько лет Los Angeles Times претерпела несколько кадровых «чисток», в 2007 году была перекуплена строительным магнатом и в 2008-ом начала процедуру банкротства.
Проблема качественных газет общего профиля в том, что, доведя свою работу до совершенства, они производят недостаточно уникальный продукт, чтобы люди были готовы за него платить. У Los Angeles Times отличная школа зарубежного репортажа, но сложно доказать, что создаваемый ею контент лучше, чем, скажем, у New York Times или иностранных газет — источников информации, к которым в наше время потребители имеют неограниченный и большей частью бесплатный доступ со своих лэптопов и айфонов. Точно так же неясно, зачем каждой крупной газете кормить собственного автообозревателя: Corolla остается Coroll'ой и в Альбукерке, и в Атланте. Если взять еще шире — нуждаются ли кандидаты в президенты или футбольные команды в целой свите из журналистов различных изданий? Газеты должны сконцентрироваться на том, что у них получается хорошо, то есть, чаще всего, местных новостях и спортивных событиях. Если весь остальной материал покупается через информагентства, читатель навряд ли почувствует себя обманутым, по крайней мере, до тех пор, пока сохраняется конкуренция между самими поставщиками информации. Ведь, как правило, сужение специализации равносильно повышению качества.
Будут ли в будущем газеты по-прежнему ждать нас у наших дверей или полностью перейдут в сеть, им необходимо осознать, что продается только тот продукт, который чем-то отличается от соседнего. Новые технологии наподобие iPad'а лишь подтверждают это правило. Одно лишь приобретение коробки из стекла и металла не заставит людей чудесным образом платить за новости. Платить они начнут только за то, что будет обладать для них хоть какой-то самостоятельной ценностью, и газетам следует это запомнить.
Tags:
Hubs:
Total votes 9: ↑6 and ↓3+3
Comments1

Articles