Pull to refresh
146.6
Rating

Первая неделя с компанией Intel

Intel corporate blog
Приветствую! Сегодня нашими собеседниками стали Виктория Жислина и Алексей Рогачков — мы задали им пару вопросов, с ответами на которые Вы можете ознакомиться ниже.



Тема первой дискуссии — новые процессоры Intel семейства Lynnfield, технология 32 нм, HyperThreading, SIMD-инструкции многоядерность и ее влияние на производительность программ, особенности оптимизации приложений под новую микроархитектуру Intel, использование кэша, проблемы с разделением данных и так далее. Не стесняйтесь участвовать в дискуссии и задавать свои вопросы — самые интересные вопросы (по теме) и активные участники не останутся без внимания. Ссылка для тех, кто ничего не понял :)

Вика Жислина, инженер-консультант по работе с компаниями-разработчиками ПО, в Intel с 2000 года.

Как вышло, что прекрасная леди занимается такими техническими штуками?


Я выросла среди огромных вычислительных шкафов — это были компьютеры серий ЕС и БЭСМ. Отец — математик, и в его институте стояла такая техника, соответственно, так вышло, что я очень заинтересовалась программированием. Дальше, когда выбирала вуз, занялась физикой — я окончила НГУ по специальности физика лазеров, но, в то же время, учась, я все-таки поняла, что программирование мне еще интересней. Так что когда я закончила университет, то практически случайно пришла работать в небольшую компанию, занимавшуюся оффшорным программированием. Вскоре эту компанию купила корпорация Intel.

Чем вы занимаетесь в Intel?


Первые несколько лет я занималась очень обширным проектом—«синтетическое видео MPEG4». Идея состоит в том, чтобы автоматически создать трехмерные модели людей, а дальше, например, во время видеоконференции можно не передавать изображение человека: обычная веб-камера распознает, что человек делает — скажем, улыбается, или моргает, или что-то говорит — и другому собеседнику передаются только параметры этих действий, которые затем синтетическая трехмерная модель повторяет.
Знаете, есть такая хорошая фраза: «Кто умеет делать — делает, а кто не умеет — учит других». Я с некоторого момента учу других. Называется моя должность Senior Application Engineer. Есть два вида инженеров — одни это Software Engineers, это те, кто создает программные продукты, а я — Application Engineer, инженер-консультант, который работает с внешними клиентами Intel.
Если раньше компания Intel создавала новые процессоры со все большей частотой, и разработчики выпускали новые программы, автоматически работающие быстрее на этих процессорах, то теперь ситуация изменилась — технология повышения частоты процессора почти достигла предела, зато появились новые процессорные технологии — например, многоядерность. Теперь разработчикам нужно помогать адаптировать их программы под новые интеловские платформы — именно этим я и занимаюсь. Разумеется, не я одна — нас в Intel много, у каждого есть своя специализация. Первоначально я занималась процессорами для мобильных устройств XScale, но в 2006-м Intel их продал, и теперь я сосредоточилась на других задачах. Во-первых, поскольку у меня есть существенный опыт работы с графикой, я занимаюсь интегрированными графическими адаптерами Intel, которые уже существуют, и новым дискретным графическим адаптером, который известен под кодовым названием Larrabee. Во-вторых, и, пожалуй, «в главных», я занимаюсь различными вопросами, связанными с многоядерностью и многопоточным программированием.

Как строится Ваш рабочий день?


Он строится по свободному графику — я им очень довольна. У меня есть так называемые аккаунты, то есть внешние компании -клиенты, с которыми я работаю. У них возникают какие-то вопросы по текущим задачам — мы переписываемся, договариваемся с ними о телефонных мостах и личных визитах, моя задача — помочь им отладить программы так, чтобы никаких проблем с интеловской техникой не возникало, а у нашей техники, соответственно, не возникало проблем с программной частью сторонних разработчиков. Разумеется, я взаимодействую и со своими коллегами — обычно посредством телефонных мостов мы собираемся и обсуждаем какие-то проблемы.

У вас в офисе довольно свободная форма одежды. А вокруг вас, наверное, программисты-мужчины в большом количестве?


Да, именно так.

И вы одеваетесь…


Вы знаете, очень по-разному. Я вообще разная и люблю меняться. Тут нужно сказать, что мой муж тоже работает в Intel, он ведущий разработчик интеловских инструментов, так что каких-то особых вольностей я не могу себе позволить.

image
Вика Жислина, инженер-консультант по работе с компаниями-разработчиками ПО, в Intel с 2000 года. Одевается очень по-разному :)

А с мужем Вы на работе познакомились?


Да. И знаете, это очень хорошо — мне приходится часто ездить в командировки, поскольку клиенты разбросаны по всей Европе, а он с пониманием относится ко всему этому.

* * *


Алексей Рогачков, региональный специалист по внедрению продукции, в Intel с 2004 года.

image

Алексей, как Вы оказались в Intel?


До того, как я пришел в Intel, в основном учился. По большому счету, меня приняли на работу, когда я еще не закончил институт. Забавный факт: сам я из Москвы, но, должность, на которую подавал заявку, оказалась открытой в нижегородской лаборатории. Изначально вариант переезда не рассматривался, но там занятная история произошла. Я приехал на собеседование в Нижний, особо на получение работы не рассчитывая, и после потока вопросов от двух представителей туманного Альбиона, отправился в тамошнюю столовую. Нервы, знаете ли, успокоить. Подошла моя очередь расплачиваться, а у девушки за кассовой амбразурой не оказалось сдачи с моей пятисотрублевой купюры, других денег у меня с собой не было. Меня крайне удивило, что в этот момент паренек, который стоял за мной в очереди, видя, что ситуация патовая, быстренько сбегал на свое рабочее место и вернулся с разменом — в итоге я не остался без обеда, и получил первое положительное впечатление о потенциальных коллегах. Так что через две недели, когда мне перезвонили из отдела кадров и сделали предложение, долго я не раздумывал.

А потом Вы вернулись в Москву?


Именно так — в Нижнем я занимался серверными железками, и, в основе своей, помогал своим заказчикам с решением технических сложностей, а через полтора года перешел на другую должность в московском офисе.

А именно?


Сейчас у меня три основных направления деятельности. Первое — переход локальных компаний на новые платформы и технологии. В частности, моя задача состоит в том, чтобы мои заказчики были в курсе, когда выходит новая платформа, какой функциональностью она будут обладать, какие преимущества несет переход, и как новые продукты впишутся в модельный ряд компании. Заказчики должны иметь возможность протестировать инженерные образцы задолго до момента официального релиза продукта. Ну и, разумеется, практически с любой новинкой на этапе тестирования возникают непредвиденные задачки, которые необходимо решить – некоторые решаются довольно просто, некоторые требуют вмешательства коллег с фабрики. Таким образом, к моменту запуска платформы проводится немалая работа, нацеленная на то, чтобы наши партнеры одновременно с анонсом представили уже готовые решения на базе тех строительных блоков, которые Intel поставляет.
Вторая задача — технический PR, в частности, работа с журналистами с целью более детально осветить, что же Intel намудрила в очередном поколении процессоров или других продуктов, что же интересного появилось, и как же это работает… Большую компанию всегда приятно покритиковать, однако когда начинаешь понимать, какое количество труда вложено в новый продукт, какие сложности пришлось преодолеть, чтобы он появился на рынке и достиг прилавков магазинов, тогда и возникает уважительное отношение к разработчикам, их опыту, знаниям, труду и усердию. И если в результате ответов на вопросы появляется положительная статья или обзор, в подробностях рассказывающие о тех или иных деталях, можно считать, что на сей раз со своей задачей я справился.

Третье направление во многом связано с конечными заказчиками, и так как чужая территория – это внутренние дела сторонней компании, далеко не вся информация является публичной. Меня иногда привлекают для оценки конкурентной позиции, подбора правильной конфигурации на фоне имеющихся задач, подготовки предложений и обоснований.

image

Алексей, о чем Вы могли бы поведать аудитории?


Буквально на днях Intel объявила о начале отгрузок новых процессоров, которые ранее носили кодовое название Lynnfield, а продаваться будут под маркой Intel Core i7 8xx серии и Intel Core i5. Эти процессоры — относительно свежая тема.
Ну и конечно, если есть вопросы по текущему модельному ряду серверных, настольных, мобильных процессоров, наборам системной логики; технологиям Intel, предназначении этих технологий, и реализации – попробую ответить и на эти вопросы.

Если брать проектную область, то я бы выбрал общий план. Любой проект, проходящий у конечного заказчика, будь то госучреждение или банк, — это всегда отдельная история. И это не только наша история, но и история наших заказчиков. Поэтому, сохраняя конфиденциальность, я готов рассказать, как может выглядеть наше участие, на каких стадиях и чем именно мы можем помочь, с какими департаментами взаимодействуем, как разделяется проект, за что каждая из сторон отвечает.

Все :)


Собственно, вопросы уже можно задавать!

Напомню, как все будет:
— в понедельник мы вывешиваем интервью с нашими сотрудниками на одну из тем;
— до 15:00 среды мы собираем ваши вопросы;
— и в среду же, начиная с 15.00 наши сотрудники ответят на них.

Успехов!
Tags: Intel
Hubs: Intel corporate blog
Total votes 41: ↑33 and ↓8 +25
Comments 146
Comments Comments 146

Information

Founded
Location
США
Website
www.intel.ru
Employees
5,001–10,000 employees
Registered
Representative
Victoria Zhislina

Habr blog