Краш-курс: Как менеджерская революция Boeing породила катастрофу 737 MAX

Original author: Maureen Tkacik
  • Translation
На Хабре уже есть материалы, углубляющиеся в некоторые технические стороны крушений последнего самолета Boeing. Эта драматическая статья рассказывает, что к этим крушениям привело.


Фото: Getty

Почти за два десятка лет до того, как система MCAS компании Boeing погубила два новых самолета 737 MAX, Стэн Соршер знал, что все более токсичная обстановка в его компании приведет к какой-то катастрофе. «Культура безопасности», которая долго была предметом гордости, стремительно вытеснялась, по его словам, «культурой финансовой херни, культурой группового мышления».

Соршер, физик, проработавший в компании Boeing более двух десятилетий и возглавлявший там переговоры о создании профсоюза инженеров, стал одержим культурой управления. Он сказал, что ранее не представлял, что смелая новая управленческая каста Boeing создаст такую глупую и вопиюще очевидную проблему, как MCAS (Maneuvering Characteristics Augmentation System; система улучшения характеристик маневрирования, как ее окрестила горстка разработчиков ПО). В основном его беспокоило, что сокращение доли рынка будет уменьшать продажи и численность сотрудников, то есть то, что не дает спать по ночам постиндустриальным американским профсоюзным лидерам. В какой-то степени, однако, он все это предвидел; он даже показал, как убытки от запрета полетов самолета перекроют краткосрочные экономии от аутсорсинга в одном из своих докладов, который никто не читал, еще в 2002 году.

В начале нулевых Соршер старался уберечь достойное инженерное наследие компании. У него были горы фактов в подтверждение своей позиции, в основном полученные по результатам покупки компанией Boeing компании McDonnell Douglas в 1997 г. – дисфункциональной фирмы с устаревшим авиационным заводом в Лонг-Бич и генеральным директором, которому нравилось применять в работе с инженерами то, что он называл «голливудской моделью»: нанимать их на несколько месяцев, когда близки сроки сдачи проекта, и увольнять, когда надо свести показатели. В 2000 году инженеры Boeing устроили 40-дневную забастовку в связи с последствиями сделки с McDonnell; хотя они и добились существенных материальных уступок со стороны руководства, они проиграли культурную войну. Они также унаследовали заведомо дисфункциональную продуктовую линейку от рыночных гуру McDonnell, любивших срезать углы.

И в то время как инженеры Boeing трудились над тем, чтобы запустить в небо лимонные самолеты McDonnell, их собственные надежды на разработку нового самолета, который мог бы конкурировать с Airbus, единственным соперником Boeing на мировом рынке, увядали. Под влиянием всех критиков, которые кричали о безрассудстве сделки с McDonnell, правление заняло жесткую позицию по отношению к новым амбициозным самолетам: «больше никогда». Руководство Boeing начало лить «крокодиловые слезы» о затратах на разработку модели 777 1995 года, утверждал Соршер, хотя некоторые инсайдеры отрасли оценивают ее как самый рентабельный самолет всех времен. Предпосылка для таких жалоб была глупой, утверждал Соршер в презентациях PowerPoint и в исследовании этой темы в стиле Гарвардской Школы Бизнеса. Возврат к культуре комплексного подхода к решению задач и управленческой структуре прошлого, снова и снова говорил он каждому, кто слушал, был единственным здравым способом создания рыночной ценности. Но когда он выступал с этим посланием, то редко вызывал что-то кроме закатывания глаз. «Я не согласен» было обычным ответом. Иногда, однако, кто-то в зале был откровенно груб, как аналитик с Уолл-стрит, который прервал его на середине предложения:

«Слушай, я понимаю. Ты хочешь сказать, что ваш бизнес отличается. Что вы особенные. Ну, послушай: каждый считает, что его бизнес отличается, потому что все одинаковы. Никто. Не. Отличается».

И действительно, это кажется подлинной сутью этой истории: производство самолетов ничем не отличается от ипотечного кредитования или распределения инсулина или фиктивного софта для анализа крови – еще одна денежная корова для «одного процента», предназначенная для неизбежного убоя. В ныне печально известном фиаско Boeing 737 MAX компания выпустила самолет c халтурным ПО, запрограммированным отменять все действия пилотов и нырять вниз, когда маленький флюгер на боковой части фюзеляжа сообщал ему, что нос задирается вверх. Флюгер тоже был не очень надежен; возможно, из-за промахов на сборочной линии, о которых стало известно из сообщений осведомителя. И когда самолет обработал полученные неверные данные, он тут же нырнул в море.

Сейчас как никогда понятно, что капитализм приводит к подобной халтуре, особенно там, где компьютерное ПО встречает небрежных регуляторов. AIG в свое время заявили инвесторам, что руководство с трудом может вообразить «сколько-нибудь осмысленный сценарий, при котором мы потеряем хоть один доллар в любой из таких транзакций», в результате которых через несколько месяцев фирма потеряла больше 100 миллиардов долларов – но ведь алгоритмы управления рисками были ошибочны. Пару лет спустя один трейдер JP Morgan потерял 6 миллиардов долларов, потому что кто-то запрограммировал одну из ячеек в таблице управления рисками банка на деление двух чисел на их сумму, а не на их среднее значение. Boeing, конечно, не была хедж-фондом: она была намного лучше – акции, которые с момента инаугурации Трампа выросли более чем в два раза, даже опережая Dow, за 22 месяца до того, как рейс 610 авиакомпании Lion Air ринул в Яванское море.

И потому было что-то тревожно знакомое, когда мир впервые узнал про MCAS в ноябре, примерно через две недели после того, как немыслимая глупость системы привела двухмесячный самолет и все 189 человек на нем к страшной смерти. Это смахивало на ошибку, которую мог бы совершить 23-летний стажер. И действительно, большая часть программного обеспечения MAX была разработана недавними выпускниками индийских академий программирования, которые получали всего даже по $9 в час, что было частью бесконечной войны руководства компании Boeing с профсоюзами, которые когда-то представляли более половины ее сотрудников. Из открывшегося в 2011 году в Южной Каролине сборочный цех Boeing, не входящий в профсоюз, в течение многих лет лились потоки сообщений осведомителей о нарушениях и иски о неправомерных увольнениях, сопровождавшиеся случаями регулярной подделки документов по контролю качества, саботажем в отношении сотрудников, обеспечивающих соблюдение стандартов, а также регулярными поставками авиакомпаниям самолетов с незатянутыми болтами, поцарапанными окнами и всяким разбросанным мусором. Крушение самолетов MCAS было лишь новым эпизодом в настолько основательно укорененной в деловых новостях серии, что въедливый финансовый блог Naked Capitalism озаглавил свой первый пост о MCAS «Boeing, Crapification and the Lion Air Crash» («Боинг, загаживание и катастрофа Lion Air»).

Но не все смотрели на крушение таким помутненным взором; это все-таки был первый в мире самолет-самоубийца. Особенно были поражены пилоты, потому что MCAS была большим секретом: по большей части скрытая от собственных пилотов-испытателей Boeing; упомянутая лишь однажды в глоссарии 1,600-страничного руководства самолета; полностью исключенная из 56-минутного курса переподготовки для iPad, который для получения сертификата MAX проходили некоторые пилоты с сертификатами 737; и в последнюю минуту удаленная из экстренной директивы летной годности от 7 ноября Федерального управления гражданской авиации (FAA) через две недели после крушения рейса Lion Air, якобы чтобы «напомнить» пилотам о протоколе реагирования на «самопроизвольную перекладку стабилизатора». Большинство пилотов впервые услышали про MCAS от своих профсоюзов, которые, в свою очередь, узнали о программном обеспечении из дополнительного бюллетеня, который Boeing отправил авиакомпаниям в дополнение к директиве летной годности. Возмущенные, они отправились на форумы, а некоторые позвонили журналистам-ветеранам аэрокосмической отрасли, таким как Доминик Гейтс из The Seattle Times, Энди Паштор из The Wall Street Journal и Шон Бродерик из Aviation Week, которые, в свою очередь, взяли интервью у не менее шокированных инженеров. Другие пилоты, как инструктор Ethiopian Airlines Бернд Кай фон Хосслин, обратились к своему корпоративному руководству с просьбой предоставить больше ресурсов для обучения людей новым пугающим самолетам – всего за несколько недель до того, как перевозчик фон Хосслина потерпел с MAX собственную массовую трагедию.

Разумеется, ситуация с MCAS была честной ошибкой, но секретность вокруг самого существование программы подсказывала, что это была не 100% честная честная ошибка. История секретности начинается с повсеместно любимой, необычайно дружелюбной к сотрудникам, удивительно славной авиакомпании Southwest Airlines. (Когда в январе скончался любимый соучредитель авиакомпании Герб Келлехер, Ральф Нейдер, американский адвокат и политический активист, написал пламенный некролог о старом друге, «многими обожаемом человеке», который основал его любимую авиакомпанию; вскоре Нейдер из-за MCAS потеряет внучку). В 1971 году Boeing оказал Келлехеру приятное одолжение, предоставив первые четыре самолета 737 без предоплаты, и Келлехер отплатил им, купив за следующие 50 лет более тысячи самолетов 737 – и ни одного другого самолета. Согласно недавнему иску против Southwest и Boeing, авиакомпания поощряла эту лояльность неписаным, но ревностно исполняемым соглашением от 90-х годов о том, что Boeing не будет продавать самолеты дешевле, чем платит Southwest, или же Boeing отправит Southwest чек с компенсацией. И в обмен на эту гарантию Southwest бесперебойно давали крупные заказы и/или ускоренную оплату после происшествий, снижения цен на акции, или и того и другого. В том же иске утверждается, что после трагедии 11 сентября авиакомпания сформировала внебалансовый фонд для оказания помощи Boeing во время непредвиденных трудностей и предоставляла другим авиакомпаниям свои собственные самолеты, когда производство Boeing задерживалось, при этом терпеливо ожидая выполнения своих заказов в удобное для Boeing время. По мере того, как перевозчики становились все более прибыльными в XXI веке, все больше из них следовали примеру Southwest и помогали Boeing в обеспечении показателей; United Airlines и Alaska Airlines в четвертом квартале 2015 года, наряду с Southwest, осуществили платежи, которые не должны были быть произведены до 2016 года. Такие партнерские отношения были всего лишь одним из механизмов сглаживания цифр в диверсифицированном наборе инструментов, который компания Boeing создала в течение предыдущего поколения, чтобы сделать свой сложный и нестабильный бизнес более приемлемым для Уолл-Стрит. И хотя это не было совсем кошерным и отнюдь не было устойчивым, это было безусловно наименее деструктивным инструментом в наборе – до тех пор пока Southwest не обратился к Boeing с просьбой касательно своих заказов на MAX.

Southwest много чего высказывали про предполагаемые модификации к 737; команда Келлехера в основном хотела как можно меньше технических модификаций. С MAX они подняли планку: по словам Рика Людтке, бывшего сотрудника Boeing, компания Boeing согласилась компенсировать Southwest миллион долларов за каждый купленный MAX, если FAA потребует переподготовки пилотов перевозчика на симуляторе уровня «D».

Тем, кто на это соглашался, скидка, вероятно, казалась прогнозируемо экстравагантным требованием авиакомпании, которая экстравагантно предпочитала использовать только одну модель самолета – исключительно и навсегда – тогда как каждая другая авиакомпания использовала десять моделей. Тренинги на симуляторах для 9,000 пилотов Southwest были бы задачей, но вряд ли разорительной; аналитик авиационной отрасли Кит Дарби сказал, что это обошлось бы примерно в 2,000 долларов на человека. Кроме того, это было маловероятно: У FAA было три уровня переподготовки, которые не обязательно бы требовали симуляторов. Но указание «Без симуляторов» преследовало программу; по сути, оно требовало, чтобы любые достаточно существенные для конструкторов изменения были скрыты, замаскированы или выведены в сноску, которую бы с финальной версии MAX убрали. И это было затруднительно, потому что для всех остальных авиакомпаний, покупающих MAX, аргументом в пользу покупки служило существенное отличие от последнего поколения 737: беспрецедентная топливная экономичность наряду с новым Airbus A320neo.

MAX и Neo приобретали свою топливную экономичность благодаря одному и тому же компоненту: массивным двигателям «LEAP» производства CFM, совместного предприятия GE и французского конгломерата Safran. Вентиляторы двигателей были на 20 дюймов или чуть более чем на 40% больше в диаметре, чем у двигателей Pratt & Whitneys на 737, а вес самих двигателей составлял около 6,120 фунтов (2,776 кг), то есть примерно в два раза тяжелее прежних двигателей. Самолеты также были значительно длиннее, тяжелее и имели более широкий размах крыльев. Но вот что без изменения конструкции шасси и необходимости заново проходить сертификацию FAA было невозможно – это сделать их выше, и это было проблемой. Двигатели были слишком большими, чтобы уместить их в исходное место под крыльями, поэтому инженеры установили их немного вперед, прямо перед крыльями.

Это изменение привело к такому смещению центра тяжести самолета, что это вызывало опасения даже на стадии тестирования в аэродинамической трубе когда MAX был моделью размером с орла. Модель все время запарывала отдельные предельные маневры, потому что новый аэродинамический профиль самолета тащил хвост вниз и заставлял нос подниматься вверх. Поэтому инженеры разработали программную заплатку под названием MCAS, которая опускала нос под действием непонятных обстоятельств в сочетании с «системой автоматического триммирования», которую Boeing создала в 1980-х годах для плавности взлетов. Однако после того, как 737 MAX был воплощен в реальность примерно через четыре года, пилоты-испытатели обнаружили новые условия, в которых самолет был более подвержен сваливанию, чем его предшественники. Поэтому Boeing переделала MCAS, чтобы она опускала нос самолета всякий раз, когда датчик угла атаки (angle-of-attack, AOA) обнаруживал сваливание независимо от скорости. Это потребовало предоставления системе дополнительных полномочий и снятия мер предосторожности, но при этом никоим формальным или реальным образом не вело к тому, чтобы изменения требовали одобрении FAA, у которого могли быть сомнения в отношении двух существенных особенностей модифицированной системы. Во-первых, то, что на 737 два датчика угла атаки, но только один, роковым образом, был запрограммирован на активацию MCAS. Бывший инженер Boeing Людтке и анонимный осведомитель, опрошенные программой 60 Minutes Australia, дали этому простое объяснение: Любая программа, настроенная на обработку данных с обоих датчиков, должна была бы учитывать вероятность того, что датчики могут противоречить друг другу, и предусматривать способ согласования неоднозначных данных. Каким бы ни был этот способ, он предполагал бы какое-то оповещение экипажа, которое, в свою очередь, потребовало бы дополнительного обучения – возможно, не уровня «D», но никто не хотел этим рисковать. Поэтому система была запрограммирована на то, чтобы при сигнале от единственного (и в некоторой степени хлипкого) датчика опускать нос вниз. И по до сих пор неизвестным и поистине загадочным причинам, она была запрограммирована на повторное опускание носа через пять секунд, и еще через пять секунд, и снова, и опять, и еще раз, и снова до буквальной тошноты.

А затем, чтобы было уж совсем хорошо, технический пилот Boeing отправил в FAA письмо, где вскользь попросил удалить упоминание об этом ПО из инструкции для пилотов.

Таким образом не более горстки людей в мире знали о существовании MCAS до того, как она печально прославилась. Таким, спустя поколение после начала перехода Boeing к «финансиализации», стал вполне предсказуемый результат процесса, в ходе которого инвестиционный капитал полностью абстрагируется от основополагающих принципов производства и контроля: система коррекции полета, по сути, сделанная на коленке, чтобы разбить самолет. «Если вам нужен пример капитализма на поздней стадии или как там это называется, – сказал долголетний консультант аэрокосмической отрасли Ричард Абулафия, – то этот довольно хорош».

737 MAX прошел летные испытания на сертификацию FAA чуть более, чем за год. Самолет даже опередил график, что с точки зрения инвесторов было неплохо, так как предыдущий новый самолет Boeing, 787, задержался на три года. Конечно, MAX не был на самом деле новым самолетом, а просто «обновлением» старого 737, которое по сравнению с оригинальным 737-100 позволяло в своих разных версиях перевозить грубо в два с половиной раза больше пассажиров примерно в три раза дальше.

На ранних стадиях, фатальное крушение рейса 610 Lion Air слишком вписывалось в избитые стереотипы об индонезийских стандартах безопасности, чтобы выглядеть, по крайней мере, для непрофессионалов, чем-то более значительным, чем предостерегающая история о медовом месяце на Бали. Так произошло, что этот MAX на другом рейсе непосредственно перед крушением уже начал нырять носом после взлета. Пилоты подняли его, но он нырял снова и снова, поэтому пилоты в ручном режиме пролетели весь путь до Джакарты, где пассажир рассказал телевизионным репортерам, что все на борту провели весь полет, «читая каждую молитву», которую знали. Но все, что пилоты отметили в журнале планового техобслуживания – это что система регулировки скорости самолета «шла в неверном направлении» и что датчики скорости и высоты были отключены. «А ничего про то, как, между прочим, самолет обуяли демоны?» – пошутил Абулафия.

И поэтому все первоначальные оценки крушения были посвящены запятнанной истории авиационной безопасности Индонезии и еще менее выдающейся репутации авиакомпании Lion Air. Самолет погрузился в Яванское море ранним утром понедельника, за 14 часов до открытия рынка, и опустил акции Boeing почти на 30 долларов. Но цена восстановилась во вторник. «Это походило на аномалию», – сказал Дэвид Калхун, управляющий частными активами, который возглавляет совет директоров Boeing и чья доля в компании в период между двумя катастрофами 737 MAX выросла в цене на $2 млн.

Конечно, в правлении Boeing нет ни одного пилота, а единственный инженер среди директоров – CEO Деннис Мюленбург. И только пилоты и инженеры посчитали крушение тревожным. «В Boeing достаточно только сказать “427” или “981”, и все сразу понимают, о чем вы», – сказал Соршер. Предварительные спутниковые данные показали, что нос самолета нырнул сразу после взлета, затем вернулся обратно, а затем снова нырнул и снова вернулся обратно, а затем опять нырнул, и опять, и опять. Это не было обычной траекторией полета пилота, который потерял управление самолетом. Двадцать два раза демоны неистово дернули нос вниз и двадцать два раза пилот выправлял самолет с равной силой. «Меня так злят попытки Boeing запятнать этого капитана, когда он на самом деле был самым умелым пилотом среди всех них», – сказал Бьорн Ферм, бывший пилот шведских ВВС, чей технический блог на авиационном сайте Leeham News обязателен к чтению на тему 737 MAX. «Он справлялся с этим диким монстром – 22 рывка, а он удерживал его в руках!»

Что это был за дикий монстр, который постоянно бросал нос самолета вниз? В первом эпизоде пятисерийного сериала 1996 года PBS о создании 777, первого самолета Boeing с технологией ЭДСУ (прим. перев.: электродистанционная система управления; англ.: fly-by-wire; буквально: «полет по проводам»), инженер говорит о философии компании в части вспомогательной автоматизации пилотирования:
Один из наших принципов в базовом устройстве – это что у пилота всегда наивысший приоритет управления. В самолете нет компьютера, который он не мог бы обойти или выключить в случае наступления решающего момента, но, что касается любых функций, даже тех, которые предназначены для предотвращения сваливания самолета, то есть нижний предел скорости, с которой вы можете лететь, и после которой вы потеряете контроль над самолетом. Мы не блокируем это полностью; мы усложняем это, но если что-то в ящике ошибочно решит, что самолет сваливается, когда это не так, пилот может сказать, что это не так, и он может это обойти. Это фундаментальная разница в нашей философии по сравнению с некоторыми из конкурентов.
Пилоты знакомы с этой философией. Это одна из вещей, которая отличает пилотирование Боинга от пилотирования Airbus. При обновлении 737-ой модели в 1997 году Southwest попросила Boeing внести особые изменения в конструкцию кабины пилота, так как пилотам перевозчика было удобнее пользоваться аналоговыми индикаторами. Пилот Lion Air был уверен, что может выключить то, что пыталось разбить его самолет, поэтому он временно передал управление своему второму пилоту и стал проверять инструкцию. Девяносто секунд спустя все были мертвы. Второй пилот, сказал Ферм, «не был готов к дикому монстру MCAS».

Спустя четыре месяца монстр ударил снова; в результате крушения рейса 302 авиакомпании Ethiopian Airlines под Аддис-Абебой погибли еще 157 человек практически при таких же обстоятельствах, что и при катастрофе рейса Lion Air. Теперь число погибших на рейсах Boeing MAX достигло 346, и как только масштабы ужаса стали совсем ясны, FAA остановило полеты MAX, первоначально предполагая вернуть их к эксплуатации в течение нескольких недель. Недели превратились в месяцы и возобновление полетов в конечном итоге может произойти только в следующем году. Что поднялось вверх с момента начального падения, так это цена акций Boeing, которая на момент выхода этой статьи The New Republic была примерно на том же уровне, что и год назад, несмотря на прогнозы компании о выплатах около 8 миллиардов долларов США на урегулирование исков о компенсации смертей в результате крушений MAX. Реальные финансовые потери Boeing могут быть гораздо выше, если большее число авиакомпаний последуют примеру российского государственного концерна «Ростех», чье лизинговое подразделение в августе подало на Boeing в суд с требованием отменить заказы на самолет и вернуть аванс с процентами. Это может побудить и без того настроенные пессимистично кредитно-рейтинговые агентства понизить рейтинговую оценку обязательств Boeing, что может привести к серьезному денежному кризису. Но пока не произойдет что-нибудь очень-очень катастрофическое, инвесторы, похоже, готовы выкупать все падения акций Boeing – вроде MCAS, но наоборот. Это не в последнюю очередь потому что они знают, что компания разработала отказоустойчивые системы для сглаживания выручки, оправдания ожиданий и подталкивания спроса на свои акции с четкостью, сравнимой с лайнерами, сходившими со сборочной линии Boeing во времена ее расцвета.

Следователь Национального совета по транспорту и безопасности США (NTSB) осматривает обломки на месте крушения рейса ET 302 авиакомпании Ethiopian Airlines 12 марта 2019 года в Бишофту, Эфиопии. (Jemal Countess/Getty)

Можно сказать, что всех этих людей убил роковой конструктивный дефект, но на самом деле это просто другой способ сказать, что это сделали деньги. Трудно соотнести Boeing, создавшую этого дикого монстра, с компанией-героем впечатляющего сериала PBS. В начале 90-х годов, когда экономический спад был для управляющих Boeing постоянным источником тревоги, компания, тем не менее, мобилизовала 5 миллиардов долларов США и 10,000 сотрудников – 5,000 инженеров и 5,000 механиков – разделенных по японской производственной практике на несколько десятков инженерно-технических коллективов – для разработки модели 777. А на создание 737 MAX в период самых низких процентных ставок и рекордных прибылей авиакомпаний было выделено примерно от 2 до 3 миллиардов долларов.

Одним несомненным предвестником того, что ожидало Boeing, была сага о GE90 – новом сверхэффективном двигателе на базе проекта НАСА, который был разработан шефом-новатором авиационного подразделения General Electric Брайаном Роу специально для 777. Обозреватели рынка называли разработку реактивных двигателей, которые составляют 20 процентов от продажной стоимости самолета, «коронной жемчужиной» GE, потому что после десятизначных затрат на разработку и тестирование маржа была высока. Но в 1993 г. пресловутый CEO GE Джек Уэлч, любитель сокращать персонал, к тому времени уже твердо движущимся к тому, чтобы стать самым невероятно восхваляемым персонажем американского бизнеса, уволил Роу вместе с несколькими тысячами других авиационных инженеров. Результаты были предсказуемы: двигатели проваливали испытания – часто в зрелищной феерии, изобилующей дымом и пламенем – снова и снова. Ситуация ухудшилась до такой степени, что FAA направило Boeing «уведомление о приостановлении», предписывающее компании прекратить летные испытания до тех пор, пока GE не возьмет себя в руки. Уменьшенный штат инженеров, работавших сверхурочно для осуществления решений давно уволенных коллег, наконец-то добился согласования двигателей более чем на год позже запланированных сроков их поставки, а неисправности продолжали преследовать двигатели еще в течение многих лет.

Менее чем через два года любящий сокращения протеже Уэлча по имени Гарри Стоунсайфер – бывший CEO McDonnell Douglas, схватил бразды правления в Boeing, и эта же дисфункция пришла в Сиэттл.

Про Стоунсайфера говорили, что он «купил Boeing на деньги Boeing». Действительно, Boeing в конечном счете немного получил за 13 миллиардов долларов, уплаченных за компанию McDonnell Douglas, которая за несколько лет до того была на грани разорения. Но правление McDonnell любило Стоунсайфера за организацию выкупа McDonnell, и правление Boeing тоже полюбило его. В немалой степени это было потому, что Стоунсайфер позиционировал себя как спасителя Boeing и умел использовать неблагоприятную ситуацию, чтобы добиться своего. Когда он прибыл в Сиэтл, производство было в хаосе из-за совокупности новой громоздкой компьютерной системы, внезапного всплеска заказов и необученных новых кадров, нанятых для их выполнения. Менеджеры производства призывали Стоунсайфера мобилизовать ресурсы для исправления ситуации, но он игнорировал их пока все не стало настолько плохо, что им пришлось остановить сборочные линии – и в этот момент он начал то, что The Seattle Times назвала «культурной революцией».

Первый соответствующий традициям маоизма указ новой эры запретил термин «семья»; это было введено как административное предписание на ретрите Boeing в 1998 году. (Этот ход был заимствован у Джека Уэлча, который презирал понятие «лояльности» среди своих подчиненных). Новой идеей для описания внутрикорпоративной взаимозависимости стало слово «команда».

Другая большая культурная трансформация Стоунсайфера была направлена на оклеветание и маргинализацию инженеров, как класса, и самолетов, как бизнеса. Он любил говорить: «Можно заработать кучу денег на банкротстве». Уэлч был известен тем, что каждый год переводил руководителей высшего звена из, скажем, локомотивного подразделения в пластмассы, а оттуда – в реактивные двигатели. Стоунсайфер хотел, чтобы высшее руководство Boeing воспринимало самолеты с такой же прохладной отстраненностью, чтобы, как тогдашний финансовый директор Дебби Хопкинс объясняла в 2000 году в интервью Bloomberg, «чрезмерно не зацикливаться на коробке» – т.е. на самолете.

Никто в Boeing толком не знал, что с ними случилось после слияния с McDonnell. Стэн Соршер был на семейном сборе, когда он начал складывать фрагменты воедино. Он говорил (ладно, выговаривался) со своим дядей Сидни, деликатным и ярким человеком, по широкому признанию обладающим самым ярким умом, когда-либо вышедшим из Флинта, штата Мичиган, о порочной новой управленческой культуре, которая овладела его компанией, когда дядя Сидни отрезал его, посмотрел ему прямо в глаза, и, с точностью и ясностью, которую Соршер когда-либо видел только, «например, у лауреатов Нобелевской премии по физике», сказал своему племяннику:
Вы в зрелой индустрии, которая больше не является инновационной; это товарный бизнес. Последней великой инновацией, способной обеспечить значительный рост в авиации, был реактивный двигатель еще в 1950-х годах и с тех пор все технологические достижения были скромны. Поэтому акцент в бизнесе будет смещаться с инженерных разработок на управление цепочками снабжения. Потому что каждая зрелая компания должна определять, какие части ее бизнеса добавляют стоимость, и делегировать то, что больше похоже на товар, в систему снабжения. Чем больше внимания уделяется ценовым сигналам на рынке, тем больше будет сокращаться роль инженеров.
Сидни Дэвидсон был новатором в области бухучета в Чикагском университете, который рассматривал свою профессию, словами из названия одного из учебников, как «язык бизнеса». И хотя, как знал Соршер, он был неправ насчет производства самолетов, его неумудренный анализ был привлекателен в значительной степени потому, что Boeing нулевых был поглощен модными стандартами финансовой отчетности тех дней. Новая модель измерения долгосрочной прибыльности в корпоративной Америке решительно перечеркнула старые критерии в стиле Уоррена Баффета вроде прибыли и операционной рентабельности. Компании с традиционной доходностью оказались в невыгодном положении – теперь компании, которые не были чрезмерно капитализированными технологическими стартапами, старались позиционировать свои предприятия как историю трансформации. Boeing рассказывала свою версию этой истории с помощью еще одной инициативы Стоунсайфера, которую скептики окрестили «культом RONA» или рентабельности чистых активов.

Теоретически, рентабельность чистых активов, которую в GE назвали «остаточной прибылью», является количественной оценкой того, насколько эффективно компания использует свои заводы, склады, офисные здания, витрины и другие элементы своего физического предприятия. Теоретически, с помощью этой метрики можно доказать, что предприятию будет лучше, если его закрыть и переоборудовать в кондоминиумы и склады Amazon, или что заводу по производству самолетов-истребителей и заводу по производству топливных танкеров лучше консолидировать производственные линии в одну, или (в зависимости от года, когда у компания занимается производством самолетов) этот завод может больше стоить мертвым, чем живым. По факту, все, что нужно было сделать, чтобы RONA мгновенно взлетела, несмотря ни на что, – это распродать без разбора свои активы и передать любые ранее выполняемые ими функции на аутсорсинг другим стратегическим звеньям «цепочки поставок».

Инженеры McDonnell Douglas видели все это раньше: Во имя RONA команда Стоунсайфера забила последний гвоздь в гроб бизнеса коммерческих лайнеров McDonnell, попытавшись передать на аутсорсинг все, кроме проектирования, окончательной сборки, летных испытаний и продажи MD-11. В 2001 году один из инженеров McDonnell опубликовал резкую критику в отношении этого показателя и его неизбежного результата – «Прибыли, отданные на аутсорсинг» – которая широко разошлась во внутренней сети Boeing. Но аналитики с Уолл-стрит отвергли эту статью как «пустословие», и так всему процессу суждено было разразиться заново при Стоунсайфере в Boeing.

Гудящая новыми идеями о том, какие фабрики продавать и какие компоненты отдавать на аутсорсинг, Boeing теряла свою долю рынка в пользу Airbus и даже новый протеже Джека Уэлча в составе совета директоров Джеймс Макнерни настаивал на создании нового самолета. Стоунсайфер и Джон Макдоннелл, который, казалось, замышлял проект в стиле Сальери, направленный на крах Boeing в деле, в котором провалился его собственный семейный бизнес, выдвинули то, что Соршер назвал «средневековым» ультиматумом: разработать новый самолет менее чем за 40 процентов от стоимости разработки модели 777 за 13 лет до этого, и собирать каждый самолет менее чем за 60 процентов стоимости единицы изделия модели 777 в 2003 году. Совет директоров в итоге утвердил бюджет разработки, составивший, по оценкам специалистов отрасли, $7 млрд. для проекта, обозначенного на тот момент как 7E7, – а позже 787. Но эта цифра сопровождалась жирной звездочкой, потому что менеджеры пообещали правлению, что они потребуют от субподрядчиков покрытия большей части расходов. Как бывший президент Boeing Commercial Airplanes Алан Мулалли однажды на парковке объяснил другу Соршера перед тем, как уволиться в 2006 году: «В прежние времена ты приходил к правлению и запрашивал сумму X, а они в ответ предлагали сумму Y, и затем вы согласовывали какую-то сумму, и с этим ты и разрабатывал самолет. А в нынешние времена ты идешь к правлению, и они говорят: “Вот бюджет на этот самолет, и мы еще возьмем себе вот эту часть, а ты получаешь то, что осталось; не облажайся.”».

Трудно передать, до какой степени они усрались с 787. Представленный как высокотехнологичное, чрезвычайно более эффективное развитие модели 777, самолет во всех отношениях был противоположностью своего предшественника. Он был выпущен на три года позже запланированного срока, стоил десятки миллиардов долларов сверх бюджета и его полеты были остановлены через 14 месяцев после первого рейса после череды загадочных возгораний литий-ионных аккумуляторов. Это стало сюрпризом только потому, что батареи были последним, в чем кто-либо (за исключением аккумуляторной команды Boeing) видел потенциальную угрозу полетам 787 Dreamliner. (Что касается специалистов по тем аккумуляторам, то есть великолепный документальный фильм канала Al-Jazeera English 2014 года, рассказывающий, как субподрядчики, которым было поручено производство зарядных устройств для аккумуляторов модели 787, с трудом справлялись со спецификациями Boeing и в итоге сожгли целую фабрику площадью 10,000 квадратных футов в наихудшем химическом пожаре за всю историю Тусона в штате Аризона).

Весь проект 787 был абсурдно недоукомплектован с самого начала, вспоминал бывший инженер по бортовым системам управления Питер Лемм: «Буквально – там, где было 20 инженеров, теперь был один». Boeing намеренно отдал компоненты на субподряд, не проектируя их. Главный руководитель программы, Майк Бейр, заверял, что когда детали будут готовы, они легко «состыкуются» как Lego. Это был непреднамеренно смешной поворот в сравнении с проектом 777: руководители проекта того самолета хотели, чтобы самолет был так же прост в сборке, как игрушки Fisher-Price (прим. перев.: игрушки Fisher-Price не требуют сборки). И в отличие от 787, 777 был выполнен с такой точностью, что это был первый лайнер Boeing, который не требовал доработки несостыковок на дорогостоящем физическом макетном самолете. Первый же 777, сошедший со сборочной линии, был пригоден для полетов.

В случае с 787-м, напротив, ничто не совпадало. Между палубой и фюзеляжем был зазор; крыло плохо прилегало к корпусу самолета. Что было еще более проблематично, оказалось, что большинство деталей, которые по ожиданию сотрудников Boeing должны были «состыковаться» – от крыльев до детекторов дыма – не имели трубопроводов и электрической проводки. Даже фюзеляж был пустой оболочкой. В итоге основная часть настоящего проектирования самолета происходила на сборочной линии, и Boeing пришлось списать три разных макета, которые были чересчур похожи на научные эксперименты, чтобы сойти за годные к полетам самолеты. В конце концов, «Лайнер мечты» стоил не менее 30 миллиардов долларов, и, вероятно, ближе к 50 миллиардам. С 2004 по 2008 год, когда самолет должен был выйти на рынок, Boeing направил 16 миллиардов долларов на дивиденды и выкуп акций, остановившись только тогда, когда самолет официально опоздал, хотя, как горько вспоминал Соршер, «кто угодно мог видеть, что самолет опоздает».

В обычном контексте трудно представить, как «Подход Гарри Стоунсайфера» – к этому моменту уже реализуемый Джеймсом Макнерни, ветераном GE с MBA Гарварда, который изначально и убедил совет директоров одобрить самолет – мог сохраниться в такой травматичной, грандиозной адовой спирали, как та, в которой из-за 787 оказался Boeing. Но проблемы проекта проявились на фоне гораздо более серьезных проблем в американской экономике, в 2008 году, во время той же волатильной весны на Уолл-стрит, когда спасали Bear Stearns. Ко времени, когда тестовые полеты начали указывать на фундаментальные проблемы с конструкцией самолета, настал 2009 год, и Америка находилась в глубочайшей с 1930-х годов рецессии. Инвесторы, избиратели и регуляторы – все они на тот момент привыкли к подобным вещам. Так что Макнерни сохранил свою работу, в конечном итоге получив в Boeing около 250 миллионов долларов в качестве вознаграждения. Одним из своих последних действий он возобновил программу выкупа акций компании через шесть месяцев после того, как FAA отменила запрет эксплуатации самолетов 787. В период с 2013 по 2019 год Boeing потратил свыше 43 миллиардов долларов США на выкуп собственных акций и еще 17,4 миллиарда долларов США на дивиденды.

Недавние проблемы с MAX также не повлияли на основные финансовые позиции компании. Через два месяца после катастрофы Lion Air совет директоров уполномочил компанию направить еще 20 миллиардов долларов на выкуп собственных акций. Если вам интересно, откуда у них такая дерзость, то, ну, GE потратила 24 миллиарда долларов на собственные акции только в 2016 и 2017 годах. Совет директоров Boeing в настоящее время возглавляет Дэвид Калхун, еще один протеже Джек Уэлча, не имеющий ничего, кроме бухгалтерского бакалавриата Virginia Tech, который к моменту достижения им 49-летнего возраста поруководил четырьмя подразделениями GE – что-то вроде реальной версии Джека Донаги, безрассудного наймита GE из шоу 30 Rock, роль которого исполнял Алек Болдуин. Калхун был претендентом на должность CEO в 2005 году, когда ее заполучил Макнерни, и он является первым претендентом на эту должность, когда и если правление в конечном итоге решит убрать Денниса Мюленбурга, пожизненного сотрудника и инженера Boeing, который теперь тащит на себе управление компанией после фиаско с MAX. Отвечая на вопрос The Washington Post о том, почему компания не остановила полеты MAX, когда она впервые узнала о зловещем софте, убившем 189 человек, хладнокровно возмущенный Калхун настоял: «Я не жалею об этом решении. И я не думаю, что мы ошиблись в то время и в том месте». Перевод: Легче лгать о чем-то, когда не хочешь заморачиваться и вникать.

И действительно, в основном реакция Boeing на катастрофы MAX заключалась в распространении дезинформации и сомнений, которые представляли катастрофы более сложными, чем они были на самом деле. Сначала Boeing выпустил, а затем уполномочил FAA распространять среди авиационного сообщества краткое указание, по сути дела копирующее инструкции из летного руководства к модели 737 в части самопроизвольной перекладки стабилизатора – редкой (но пугающей и хорошо понятной) ситуацией, в которой горизонтальный стабилизатор самолета не реагирует на команды пилота. Затем, когда авиакомпании проинформировали пилотов о MCAS, Boeing отправили руководителей, чтобы успокоить пилотов по поводу смертоносного ПО – объясняя, словами вице-президента Boeing Майка Синнета перед профсоюзом пилотов American Airlines, что Boeing просто не хотела «перегружать экипажи ненужной информацией». Синнет также заявил, что у пилотов American Airlines сбой MCAS никогда бы не случился, потому что индикатор «Disagree» (индикатор расхождения данных об угле атаки) – дополнительная функция, за установку которой в самолетах своего парка American Airlines заплатили дополнительно – перед взлетом предупредил бы экипаж о том, что данные датчиков угла атаки самолета противоречат друг другу, и что самолет не пригоден для эксплуатации.

Эта деталь оказалась ложью. (Для активации индикатора «Disagree» самолет должен был быть на высоте не менее 400 футов и в этой точке у пилотов, уже занятых взлетом, было бы всего несколько секунд, чтобы развернуть самолет). Но идея существования какой-то защитной функции, которая спасла бы самолеты American Airlines, способствовала распространению фантазии, что крушение из-за MCAS не могло произойти в цивилизованной стране даже если ее пилоты были достаточно плохо осведомлены, чтобы не вспомнить о протоколе реагирования на самопроизвольную перекладку стабилизатора.

И поэтому в марте 2019 года Питер Лемм, бывший инженер Boeing по бортовым системам управления, который ведет очень технический авиационный блог под названием Satcom Guru, не мог заставить себя поверить, что, когда рейс 302 Ethiopian Airlines пробурил землю недалеко от курортного города Бисхофту, этот инцидент может быть связан с авиакатастрофой Lion Air. «Это не может быть MCAS, просто не может быть», – подумал он. Лемм познакомился со своей женой во время работы над вспомогательной системой управления тангажом 757 и 767; он также был одним из ныне оклеветанных «уполномоченных инженерных представителей» компании, которым FAA делегирует большую часть своих надзорных обязанностей. Это противоречило всему, что он видел за 40 лет в этой области, чтобы допустить, что две аварии с разницей в четыре месяца были вызваны чем-то настолько специфическим и глупым. Когда FAA остановила полеты MAX даже до анализа предварительных данных черного ящика, он выступил против этого шага в Twitter. Было ясно, что Boeing совершила какие-то серьезные ошибки, но казалось неправдоподобным, что СМИ не слишком простецки их представляли, и более того, каждый пилот в мире знал, как реагировать на ошибку MCAS. У них был протокол!

Но к концу марта Лемм и его коллега авиационный блоггер Бьорн Ферм, периодически работая совместно с анонимным, но очень известным среди пилотов Mentour Pilot, экзаменатором и командиром 737 с полумиллионом подписчиков YouTube, разгадали как минимум одну загадку: пилоты Ethiopian Airlines следовали протоколу Boeing. Они перевели переключатели электромоторов стабилизатора в положение «Выключено» и попытались повернуть нос самолета обратно с помощью ручного управления – они просто не смогли. В соответствии с предписанной методикой исправления сигнала тревоги, поступавшего на бортовой компьютер, пилоты летели быстро – более чем на 265 миль в час, то есть на скорости, при которой колесо ручного управления становилось невыносимо тяжелым. Эта проблема не была специфична для MAX, это был хорошо известная проблема с 737 вообще. Mentour Pilot заметил проблему в своей повседневной работе по оценке итоговых экзаменов на летных симуляторах сотен потенциальных пилотов 737. Он даже снял ужасающее видео, в котором попытался выполнить протокол по обходу MCAS в симуляторе, чтобы продемонстрировать сбой системы. И как подробно описал в своем блоге Лемм, проблема была усугублена тем, как Boeing изменял или не изменял самолет в ходе различных итераций: уменьшение размера колес ручного управления, добавление локальной автоматики не переходя при этом на полностью электронную систему управления, введение в 80-х несколько сомнительной функции под названием «автоматическое триммирование», которая проложила путь для MCAS, консолидация некоторых элементов управления MAX, и все это одновременно с удалением большого количества необходимой информации из официальной документации 737 на протяжении многих лет.


Член палаты представителей Энджи Крейг беседует с Полом Нджороге (справа) и Майклом Стумо, оба из которых потеряли членов семьи в крушении рейса 302 авиакомпании Ethiopian Airlines, во время слушаний в Подкомитете по авиации Комитета по транспорту и инфраструктуре Палаты представителей. (Tom Williams/CQ Roll Call/Getty)

Следствием стало то, что Boeing не только оснастил MAX смертоносным софтом, но и предпринял дополнительный шаг, проинструктировав пилотов реагировать на ошибочную активацию софта в буквальном смысле невозможным способом. Сам по себе MCAS уничтожил самолет Lion Air за двенадцать минут; в случае крушения рейса Ethiopian блокирование MCAS согласно инструкции Boeing сократило это время наполовину. Лемм многие годы наблюдал много глупостей со стороны своего бывшего работодателя, но весь этот беспорядок он нашел «откровенно оглушительным».

Лемм был близок к тому, чтобы обнародовать свой анализ проблемы с колесом ручного управления, когда к нему явился федеральный агент с требованием предъявить всю электронную переписку. Он был озадачен тем, что федералы захотели связаться с кем-то, кто не работал в Boeing уже 22 года, и немного встревожился, что уголовное расследование «заморозит открытое обсуждение», которое он считал фундаментальным для культуры безопасности, но решил воспринять все это как позитивный признак того, что власти забрасывают «необычайно широкую сеть» в поисках ответственных за MCAS и убийственное затуманивание вокруг него. Лемм позвонил Доминику Гейтсу из The Seattle Times и опубликовал свой анализ на следующий день, твитнув для контекста ссылку на видео Mentour Pilot, в котором тот и второй пилот прилагают полную силу своих тел, чтобы сдвинуть колесо примерно на градус или два до отключения камеры. Это было беспристрастное, но все же глубоко нервирующее воспроизведение того, что пережили пилоты Ethiopian.

«Было маленькое цунами людей, которые подали голос, потому что чувствовали себя в безопасности», – вспоминал Деннис Таджер, пресс-секретарь профсоюза пилотов American Airlines, о неделях, последовавших за катастрофой в Эфиопии, когда пилоты и инженеры отбросили свое малодушие и выгрузили все, что у них было про компанию, чью «токсичную культуру страха и запугивания» они винили в катастрофе. Но страх и запугивание снова стали проявляться: Mentour Pilot убрал свое видео, объяснив, что он не должен был позволять себе такие вольности на фоне «ведущегося расследования».

Но все яснее становилась общая картина: Boeing выпустила самолет-самоубийцу, и, проявляя гротескную трусость, предпочла разослать пилотам протокол для противодействия механизму самоуничтожения, который убивал их еще быстрее. The Seattle Times назвала это «кошмарным исходом для Boeing и FAA».

Но по мере того, как кошмар затягивается, ясность слегка притупилась. Мы узнали, что с MAX были и другие неполадки – эзотерические и значительно менее постижимые, чем падения из-за MCAS, – а также проблемы, зародившиеся еще на предшествующих поколениях срезания углов, но такие неполадки, которые компания и агентство по-настоящему пытаются исправить. Мы узнали, что FAA сертифицировала самолет вопреки своему утверждению, что самолет «не соответствует» их собственным стандартам безопасности из-за повышенной вероятности того, что какой-либо из его массивных новых двигателей уничтожит единственный комплект тросов, регулирующих руль, случись ему выйти из строя в воздухе. (FAA не предписывает ремонт тросов).

Мы также узнали, что в FAA никто не хотел заниматься сертификацией MAX – вплоть до того, что один из инженеров, которые взяли на себя эту работу, сказал The New York Times, что он шутил, что был под наркотой, когда согласился на эту работу. Мы узнали, что большую часть ПО для MAX разработали индийские программисты в оффшорных потогонных программистских компаниях как часть плана по завоеванию позиций в Индии, где доминирует Airbus, и где одна авиакомпания сделала заказ на самолеты Boeing на сумму 22 миллиарда долларов США в 2017 году. Мы также узнали, что Патрик Шэнахэн, бывший руководящий сотрудник Boeing и исполняющий обязанности министра обороны, которого президент Трамп выдвинул на эту должность, а затем снял с рассмотрения, был обвинен в избиении своей бывшей жены в 2010 году*. (Шэнахэн опроверг это обвинение.)

Но, как обычно бывает, когда корпоративного злоумышленника ловят за руку, мы о Boeing и MAX и кое-что забыли. Начиная почти сразу после катастрофы в Эфиопии, Дэниел Элвелл и Сэм Грейвс, занимавшие в то время посты руководителя FAA и ведущего республиканца в Комитете по транспорту и инфраструктуре Палаты представителей соотвественно, организовали скоординированную кампанию, чтобы свалить вину за крушение самолетов на мертвых пилотов. Суть их доводов состояла в том, что здесь не на что было смотреть – что правильное выполнение протокола в части самопроизвольной перекладки стабилизатора спасло бы все 346 жизней, и что подлинным скандалом за этими двумя авиакатастрофами являлись слабые иностранные стандарты подготовки пилотов. Грейвс, в духе традиций конгрессионального показушничества, призвал Департамент транспорта начать расследование по этой очевидно несуществующей проблеме.

Обвинители пилотов взяли свои основные тезисы из блог-поста под названием «Крушения Boeing 737 Max 8: Дело об ошибке пилота», написанной двумя пилотами и опубликованной на сайте Seeking Alpha. Согласно The Seattle Times, этот пост был заказан одним из институциональных акционеров Boeing. И нарратив об ошибке пилотов набирал дополнительные обороты, собирая случайные мелкие сенсации, которые появлялись в СМИ в прожорливой фокусировке на мыльной опере MAX. The Wall Street Journal, в частности, подобно лазерному лучу сосредоточились на действиях пилотов, даже умудрившись перевести невозможность ручного управления при обстоятельствах крушения самолета Ethiopian в рассказ о новой обеспокоенности FAA тем, что «женщины-пилоты» могут не обладать физической силой, чтобы летать по старинке.

То, что поначалу было понятной историей о добре и жадности наряду с OxyContin и Ford Pinto, ясно иллюстрирующей риски выполнения поручений менеджеров-инвесторов, постепенно превращалось в неразбериху и неопределенность. Самолеты накапливались в Викторвилле в штате Калифорния, где отдаленный аэродром взимает плату в размере 2,000 долларов в месяц за парковку самолета в низко-коррозионном высушенном климате пустыни Инленд Эмпайр. Грейвс каждые несколько дней появлялся на Fox News или Fox Business, и в одном из своих типичных выступлений настаивал: «Я обеспокоен не самолетом; я думаю, что самолет очень безопасен. Мы должны сконцентрироваться на подготовке пилотов и умении управлять самолетом, а не просто пользоваться компьютером».

Подкомитет по авиации Палаты представителей проводил регулярные слушания. Законодатели со стороны Грейвса заявлялись готовыми к информационной войне, а большинство членов комиссии наилучшим образом отобразил председатель подкомитета Рик Ларсен, бывший лоббист из Ново-демократической коалиции, который произнес вступительное слово озадачивающей пресности: «Как я уже говорил, если население не чувствует себя безопасно, то они не летают; если они не летают, то авиакомпаниям не нужны самолеты; если им не нужны самолеты, то самолеты не нужно строить; если самолеты не нужно строить, то в авиации не будет рабочих мест».

Республиканское меньшинство возглавлял коллега Грейвса Пол Митчелл, конгрессмен из Мичигана, который заточил ножи и призвал все свое праведное негодование к столкновению с Дэном Кэри, уходящим в отставку президентом Allied Pilots Association (APA), профсоюза пилотов American Airlines:
Капитан Кэри, вы попали в немало заголовков, обнародовав части очевидно секретной записи, сделанной в ноябре… Кто сделал эту запись, сэр?
Правление АРА санкционировало это или знало заранее, что вы делали запись? Вы сообщили официальным лицам Boeing, что вы вели запись до встречи или после нее?.. В курсе ли вы – я уверен, что вы в курсе – что в апреле вы выпустили пресс-релиз, полностью подтверждающий способности 737 MAX?
Какова ценность [обнародования секретной записи] для системы или семей?.. Объясните мне, что послужило основанием для этого, сэр!
Кэри действительно записал за семь месяцев до этого встречу с руководителем Boeing Майком Синнетом – на теперь уже печально известном собрании, где Синнет ложно заверил пилотов, что сбой в работе MCAS был событием с почти нулевой вероятностью, и что в любом случае сбой в работе MCAS никогда не случится в Соединенных Штатах, потому что большинство авиакомпаний дополнительно заплатили за активацию индикаторов «Disagree» в кабине экипажа. Boeing неоднократно перекладывал вину на мертвых пилотов, даже еще в эпоху, предшествующую эпохе Стоунсайфера, когда неисправный руль на более раннем поколении 737 вызвал череду падений и околокритических инцидентов в 1990-х годах, а Boeing и его приспешники распространяли набор альтернативных теорий о том, что пилоты необъяснимо (или умышленно) заклинивали устройства управления.

Кэри чувствовал, что история с MCAS разворачивается сходным образом, поэтому он записал встречу на случай, если произойдет еще один сбой MCAS «с почти нулевой вероятностью» – и он произошел. Если бы вы зашли на слушания в Конгрессе, не зная, что в результате погибли еще 157 человек, вы могли бы счесть Дэна Кэри, пилота и профсоюзного деятеля, чья небольшая попытка сдержать влияние корпоративного гиганта была вознаграждена проигрышем перевыборной кампании двумя неделями ранее, самым бессовестным персонажем во всем этом гнусном деле. (Допрашивавший его Митчелл, для справки, заработал свое состояние, которое, вероятно, превышает 100 миллионов долларов, на продаже сети грабительских коммерческих юниорских колледжей частной инвестиционной фирме, а свою политическую репутацию – на конфликте с Риком Снайдером, губернатором Мичигана, одурманенным идеей экономического аскетизма и плохо справившимся с кризисом отравления воды).

Я сидела в зале, когда это происходило – это было моё первое появление в здании Конгресса Rayburn House Office с момента наступления финансового кризиса 2008 года. Мне почти неловко рассказывать, как больно было слушать как Митчелл и компания беззастенчиво пудрят всем мозги, точно так, как жестко-правые правоверные из Конгресса делали это, когда выдавали ACORN за виновника краха 2008 года, или Ирак за главного виновника в событиях 11 сентября до этого». Подобные люди рассказывали гораздо большее вранье в пользу гораздо более крупных и страшных клиентов с гораздо более разрушительными последствиями. И гораздо успешнее: независимо от того, как пойдет уголовное дело, против Boeing было подано более 60 исков по поводу MAX. Никто, кто хоть что-то в этом понимает, не верит, что Boeing вне опасности, а те, кто понимает много, думают, что дорога может довести до суда по делам о банкротстве.

Но также верно и то, что никто, кто хоть что-то в этом понимал, не считал хорошей идеей сокращение трат на исследования и разработки, увольнение половины инженеров или передачу целых частей самолета на субподряд без его предварительного проектирования. И это едва ли на что-то повлияло. «Были два лагеря менеджеров: бойскауты и “охотники-убийцы”», – вспоминает Синтия Коул, бывший инженер Boeing, которая возглавляла Общество профессиональных инженеров в аэрокосмической отрасли (SPEEA) во время саги с 787. «Как можно совместить эти две философии управления? Убийцы-охотники разорвут бойскаутов. Это и происходит».

Именно это произошло в экспоненциально более губительных масштабах в сфере ипотечного кредитования и фармацевтических продаж, а также в компании General Electric, которая за последнее десятилетие потратила более 50 миллиардов долларов на выкуп собственных акций, несмотря на то, что ее колоссальные убытки от страхового бизнеса грозят обанкротить компанию. (И это не уменьшило рвения GE к деиндустриализации, которая опустошила такие места, как Форт-Уэйн, Эри и Шенектади, и лишила работы десятки тысяч людей). Именно это происходит с каждой благонамеренной полумерой, направленной на смягчение катастрофических последствий изменения климата.

Ничто из этого не должно быть идеологической войной, сказала Коул, пожизненный консерватор, которая сейчас является председателем Республиканской партии округа Кинг в штате Вашингтон и впервые вступила в профсоюз – членство в SPEEA было добровольным, когда она присоединилась – потому что менее чем через нескольких месяцев на ее первой инженерной работе она, из диспетчерской, полной инженеров, наблюдала за посадкой космического шаттла. Шаттл подпрыгнул, раздался громкий коллективный вдох, и кто-то из ее коллег проговорился, что шасси недостаточно прочное, чтобы выдержать определенные погодные условия, и что если она хочет сохранить свою работу, ей следует держать рот на замке; несколько месяцев спустя ее уволили. «Я подумала про себя – о боже! Такое происходит в кино».

Она тогда понятия не имела, насколько тошно ей станет от просмотра одного и того же фильма.

Но месяц спустя, опять в том же зале в очень жаркий день, сын кенийских фермеров вернул процессу немного нравственной ясности: «Как профессионалу в области инвестиций, позвольте мне проинформировать Конгресс о том, как Boeing оценивает весь этот кризис». Отметив, что акции выросли со 140 долларов четырьмя годами ранее до 446 долларов накануне крушения, в результате которого погибли его жена, сын, четырехлетняя дочь, девятимесячная дочь и теща, Пол Нджороге изложил последовательность размещения заказов на 737 MAX, выделения десятизначных сумм на выкупы акций и увеличения дивидендов, которое уготовили такую ужасную судьбу его семье.

«Может ли это объяснять, почему Boeing не чувствовала себя обязанным остановить полеты MAX даже после второго крушения Boeing 737 MAX?» – спросил он. «Возвращаясь к моему очень существенному вопросу, почему полеты MAX 8 не были остановлены в ноябре после первой катастрофы в Яванском море? Погибло 189 человек, а руководство Boeing больше заботилось о цене акций, чем о предотвращении повторения подобной трагедии», и поэтому запустило «схему обвинения невинных пилотов».

«Я опустошен», – сказал он комитету. «Моя жизнь не имеет смысла». Он познакомился со своей женой во время учебы финансам в Университете Найроби. Семья была распределена между Бермудами, где Пол работал инвестиционным управляющим в Butterfield Bank, и Онтарио, где обосновались его жена и дети. Ожидалось, что Пол присоединится к ним позже. Отдаленность была адом, и до нее у него никогда не было даже подруги; его семья была для него буквально всем, объяснил он, и все они исчезли. «Мне снятся кошмары о том, как они наверное цеплялись за свою плачущую маму, видевшую страх в их глазах в том беспомощном состоянии. Мне трудно думать о чем-либо, кроме того ужаса, который они наверное испытывали».

После своих показаний, разбитый Нджороге стоял в коридоре в течение почти трех часов, давая интервью десяткам журналистов, которым нужны были эксклюзивные видеоматериалы. Он сказал мне, что его не удивило, что акции Boeing не упали больше с тех пор, как компания убила его семью. Конечно, он никогда бы не купил их сам, но даже сейчас было бы трудно оправдать их исключение из клиентского портфеля.
AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

More
Ads

Comments 443

      0

      Пожалуйста, не переводите Inland Empire как Внутренняя империя. А то так можно сказать, что я живу в Западных Холмах, неподалеку от Тысячи Дубов.

        +6
        Ничего не мог с этим сделать.

        А как вам там, в Западных Холмах, неподалёку от Тысячи Дубов?
          +10

          То что так перевели на википедии, не значит что правильно. На той странице Риверсайд же не перевели как Речная Сторона. Ну и каноничный Нью Йорк ведь не Новый Йорк.


          А в Западных Холмах неплохо. Тихо, спокойно и холмы ещё зеленые.

            +2

            Вы правы.

              +6
              То что так перевели на википедии, не значит что правильно.
              Обычно значит. С географическими названиями всё сложно. Иногда их переводят по смыслу, иногда транслитерируют.

              Правильным считается «устоявшийся перевод» — и как раз Wikipedia вполне неплохой критерий этого…
                +1
                Угу… Силиконовая долина — особенно яркий пример правоты википедии.
                  +3
                  Вы не поверите — но да. Ибо так говорят — а значит так и правильно.

                  Вы можете хоть обосраться из желания всех заставить говорить так, как вам хочется, но пока эту территорию в газетах и журналах называют «Силиконовая долина» — сие есть правильное и допустимое название.

                  Да, вот так вот «работает» реальный язык: все правила и пожелания исполняются до тех пор, пока большинство населения их готовы исполнять.

                  Даже кофе теперь может быть среднего рода — а лет через 100 идея о том, что оно когда-то было мужского — будет казаться дикой…
                    +1
                    Даже кофе теперь может быть среднего рода
                    при этом в этом же живом языке появилась шутка о том, что хороший кофе — он, а вот большинство кофе… ну да, именно оно
                      0
                      Интересно, это мне одному уши режет?
                      Повальное склонение топонимов славянского происхождения, оканчивающихся на -ово, -ево, -ино, -ыно, как-то в Домодедове, из Шереметьева, etc.
                      Оборот речи «Обзор на статью/гаджет/etc»
                        0

                        Подобное склонение топонимов, вообще-то, литературная норма. Ещё лет 30-40 назад по-другому и быть не могло, сейчас ситуация меняется.

                          +1
                          Да, режет.
                            0
                            Прочитал "Правильное склонение топонимов" и ужаснулся ;)
                            Режет и ужасает.
                            0
                            Ну это нормально. Старая гвардия не сдаётся. Но с вероятностью 90% через через 150-200 эту самую шутку придётся объяснять — как сегодня уже приходится объяснять что происходит в произведениях Пушкина.
                              0
                              При этом я не видел в меню: «Эспрессо — 100р, Экспрессо — 150р».
                                +2
                                А ведь можно и наоборот, вот где ужас будет)
                                Чувак хотел там кофейню назвать «Экспрессо», чтобы у всех бомбило.
                                А я бы еще дальше пошел: в меню сделал бы «вкусное кофе экспрессо» 50 рублей и «вкусный кофе эспрессо» 100 рублей.
                                И смотрел бы днями, как эта хипстота за 50 рублей ежедневно продает свои идеалы.
                                  0
                                  В время IWW в Петрограде так кто-то по-пробовал: «Кофий по-венски» и «Кофий аля Кульчицкий».
                                    0
                                    «Кофий по-венски»
                                    «Кофий по-деревенски» :)))
                                    0
                                    Для соблюдения копирайта — башорг
                                    Цитата #432126
                                      +1
                                      Для соблюдения копирайте — на баше даже мои цитаты всплывали когда-то давно, что не дает никаких прав на них башоргу, если что…
                                –2

                                Тем не менее, пока там имеется эта "Силиконовая долина", любые ссылки на википедию в части "как переводить правильно" просто смешны: то что правильно для названия статьи в википедии (да и то там дело тёмное), не является правильным для литературного перевода.

                                  +1
                                  Почему вы так решили? Ну вот серьёзно: кто вас уполномочил, собственно, решать — какой перевод правильный и литературный, какой нет?

                                  Президент Замного Шара? Или кто? Почему я, например, о нём ничего не не знаю?
                                    –3

                                    Каждый человек имеет право решать, какой перевод правильный и литературный.

                                      0
                                      По-тому что традиционно топонимы или переводятся полностью или делается калька с полного топонима.
                                        –1
                                        Это в какой-то другой вселенной. Там где Нью-Йо́рк это не город (а сити), а Монблан — уже не гора (потому что в название слово гора уже есть: это, собственно, блан).

                                        В нашей же вселенной названия или переводятся или транслитерируются, но название объекта (улица там или гора) — переводится даже в случае транслиретации.

                                        Так что нет — этот наезд тоже не катит.

                                        Я бы скорее сказал, что насаживание названия «Кремнивая долина» (так-то, в общем, тоже приемлемое название… если бы её изначально так на русский перевели) — это чья-то попытка понять насколько манипулируемо русское общество.

                                        Оказалось — вполне неплохо манипулируемо, да. Несколько лет вбросов, правлечение идиотов, желающих чувствовать себя «выше других»… и вуаля: всё получилось же.
                                          0
                                          А вы четкий пацанчик? Лексикон соответствующий — наезд, катит, ваши оппоненты — идиоты…
                                            +1
                                            Я бы скорее сказал, что насаживание названия «Кремнивая долина» (так-то, в общем, тоже приемлемое название… если бы её изначально так на русский перевели)


                                            Её (Кремниевую Долину) — изначально на русский язык — именно так перевели.
                                            Просто потом завелось поколение крайне самоуверенных невежд с силиконом заместо мозгов, вообразивших, что оне — первые на этой земле, и до них никогда ничего на ней не было.
                                            (Кстате, «силикон» раньше назывался «кремний-органика со всяческими производными).
                                            Да, я старый пердун уже, увы. ((

                                            P.S. Кстати, в Википедии — переведено именно „Кремниевая“.
                                            P.P.S. А ещё я пмоню чудиков с „хексдецимальными“ и „октальными“ числаме. Увы. (((
                                              0
                                              P.S. Кстати, в Википедии — переведено именно „Кремниевая“.
                                              Это сейчас. Там за это шла большая война.

                                              Пока вне Wikipedia преобладало название «Силиконовая долина» — она так и в Wikipedia называлась. Когда в продвижение названия «Креминиевая долина» вбухали кучу ресурсов и оно стало «модным» вне Wikipedia — там тоже переименовали.

                                              Не так давно, кстати, полгода назад только.

                                              P.P.S. А ещё я пмоню чудиков с „хексдецимальными“ и „октальными“ числаме. Увы. (((
                                              Ну вот если бы их было больше, чем тех, кто говорит о шестнадцатеричных и десятичных числах — то это и была бы норма…
                                      0
                                      Нет, батенька, здесь ситуация другая. О нормах языка можно спорить, хотя и их слишком лихо менять не стоит. К примеру, использование хамского «обосраться» в обращении к незнакомому человеку, с которым Вы, сударь, разошлись во мнениях по второстепенному, в общем-то, вопросу, я все-таки нормой языка признать отказываюсь.
                                      Но с Долиной ситуация иная. Это не вопрос норматива. В русском языке слово «силикон» — это такой кремний-органический полимер, который к Долине никакого отношения не имеет. Долину называют кремниевой из-за производств, связанных с именно кремниевыми процессорами. Таким образом, «силиконовая долина» — это грубое искажение смысла.
                                      Ну а что 95% неграмотных хомячков не могут ошибаться, а мнение специалистов не важно — так это представление не новое. Вот только верно ли оно?
                                        +1
                                        В русском языке слово «силикон» — это такой кремний-органический полимер, который к Долине никакого отношения не имеет. Долину называют кремниевой из-за производств, связанных с именно кремниевыми процессорами. Таким образом, «силиконовая долина» — это грубое искажение смысла.
                                        Если бы это был перевод по смыслу — я бы с вами согласился. Однако это — перевод по звучанию. Как Нью-Йорк или Йосемитская долина.

                                        Вот почему вы не падаете на попу и не кричите, что Йосемитская долина должна называться «Долиной убийц», но требуете, что Силиконовая долина стала Кремниевой? В чём разница?

                                        Ну а что 95% неграмотных хомячков не могут ошибаться, а мнение специалистов не важно — так это представление не новое. Вот только верно ли оно?
                                        Да. Ну вот почему Нью-Йорк, но… Новый Орлеан?

                                        Вот где логика? Нету её. Географические объекты переводят разными способами, но главно правило — следование «устоявшимся традициям». Ну вот почему Китай — это Китай, а не Чжунхуа?

                                        Ну вот так исторически сложилось.
                                          0
                                          По звучанию она должна называться «Силикон Вэллей» или как-то так. А если уж долина, и к «силикон» приделано русское окончание, то извиняйте, передачей по звучанию тут и не пахнет.
                                          Йосемитская долина называется так потому, что слово «yosemite» давным-давно утратило связь с исходным «убивающий», и стало просто названием племени, а уже от племени — долиной. То есть собственно исходный смысл слова утрачен задолго до передачи его на русский. Так что Йосемитская долина — это просто долина племени йосемитов.

                                          Впрочем, ниже показали, что в Википедии все-таки исправили.
                                            +1
                                            По звучанию она должна называться «Силикон Вэллей» или как-то так.
                                            Это в каком-то другом мире. Где нет города Нью-Йорк и Йосемитская долины.

                                            Перевести тип объекта и взять его название по звучанию — вообще самый распространённый вариант. Эмпайр-стейт-билдинг — это как раз редкое исключение.
                                          0
                                          В русском языке слово «силикон» — это такой кремний-органический полимер, который к Долине никакого отношения не имеет.


                                          И не только в русском, кстате.
                                          Шутки про «Силиконовая долина — это то, что актриса видит у себя, опустив глаза вниз при наличии декольте на платье» — или прозвище долины Сан-Фернандо, главного центра порноиндустрии в США — не нами придумано.
                                          Другое дело, что по-английски это будет «silicone» — а не silicon, но там тоже путают.
                                          +1

                                          Забавно, что кофе изначально был[о] среднего рода, потом стали говорить "кофий", и он стал мужского, потом опять стали говорить "кофе", но мужской род оставили, а теперь возвращаются на круги своя.

                                          0
                                          Простите, а что не так в Википедии?

                                          Кре́мниевая доли́на (англ. Silicon Valley [ˈsɪlɪkən ˈvæli]; в русских источниках широко распространён также неверный перевод Силико́новая доли́на)
                                            0
                                            О! Здравый смысл все-таки возобладал! Просто с 2008 по октябрь 2019 она в википедии называлась Силиконовой, а с 2019 я эту статью не видел.
                                            0
                                            Кремниевая долина — достаточно устоявшаяся норма.
                                              0
                                              Давно устоявшаяся — это вряд ли. Сегодня Google говорит, что Кремнивая долина — встречается у него в индексе примерно 600 тысяч раз, Силиконовая долина — порядка 300 тысяч.

                                              То есть да, похоже многолетня война привела таки к соотвествующим сдвигам, что и было, соответственно, зафиксировано в Wikipedia.
                                                0
                                                «Кремниевая долина» в русском языке присутствует с 70х годов, и до изобретения «индекса Google» ещё много лет.
                                                Разве индекс Google включения слов на просторах Интернет является первичным источником к естественным языкам?
                                                  0
                                                  Вы не поверите — но «Силиконовая долина» тоже существует много лет и поселилалсь даже в «Англо-русском словаре», «Большой российская энциклопедии» и «Словарь современных географических названий».

                                                  «Первичным источником» для естественных языков являются книги, журналы и речь людей. А Google — неплохой инструмент для измерения всего этого.

                                                  Пока индекс Google показывал, что большинство людей используют термин «Силиконовая долина» — это было основным вариантом, когда «пропогандистская кампания» изменила статус кво — индекс Google это показал…
                                                    0
                                                    Индекс Google может являться хорошим инструментом когда существует прозрачность его алгоритма и источников.
                                                    Он оперирует только электронными документами — являясь производной характеристикой подмножества использования языка. И за скобкой останется выяснение подмножеством какой нормы языка — литературной, разговорной, деловой.

                                                    Индекс Google прямо пропагандируется как единственно верный — прямо как религия, не так ли?
                                                      0
                                                      Индекс Google прямо пропагандируется как единственно верный — прямо как религия, не так ли?
                                                      Нет. Он пропогандируется, как единственно доступный.

                                                      Теоретически, данную информацию могли бы давать любые поисковики. Но практически — есть только Google.

                                                      Потому что, скажем, duckduckgo не даёт вообще никакий оценки количества документов, а Яндекс, конечно, даёт, но… что это у нас на втором месте по запросу «кремниевая долина» в кавычкай… ой, а это сериал «Силиконовая долина». Мало того, Яндекс ещё и статьию из Wikipedia про этот сариал выцепил и показал"


                                                      То есть он явно стремится понять что вы хотите увидеть и, несмотря на кавычки, использует для поиска синонимы.

                                                      Для поиска это, может и хорошо… но для сравнения бесполезно.

                                                      И за скобкой останется выяснение подмножеством какой нормы языка — литературной, разговорной, деловой.
                                                      Да, справедливая критика. У вас есть хоть сколько-нибудь достоверная информация по всему этому?

                                                      И почему вы считаете что вашему источнику можно больше верить, чем Google?

                                                      Я абсолютно серьёзно. Да, все знают, что «индекс Google» несовершенен… но, лучше-то всё равно у нас ничего нету!
                                                        0
                                                        да, индекс Google нечем проверить или сравнить. Он не учитывает язык телевидения, радио, и не ясно как он учитывает частоту слов из транскриптов youtube-видео.

                                                        Но перевод слов не является чем-то новым для человечества и гуманитарная наука накопила достаточно методов для этой области — я полагаю, составление словарей опирается именно на эти методы, которые учитывают все нормы языка.

                                                        Разные словари, публикации в СМИ (в нескольких ежедневных газетах), как минимум показывают несколько разных мнений редакторов.

                                                        Также перевод делают для живых людей, и сейчас любая статья стареет за 2-3 месяца.
                                                        И спрашивается зачем учитывать словарь 20-15 летней давности, если мы всё больше используем разговорную речь?

                                                        Так как 20 летний студент больше говорит английскими словами, но использует русскую грамматику, то я бы выбрал более понятный для целевой аудитории термин — Силиконовая долина
                                                          +1
                                                          Но перевод слов не является чем-то новым для человечества и гуманитарная наука накопила достаточно методов для этой области — я полагаю, составление словарей опирается именно на эти методы, которые учитывают все нормы языка.
                                                          Гениально! А теперь возвращаемся назад и читаем: "Вы не поверите — но «Силиконовая долина» тоже существует много лет и поселилалсь даже в «Англо-русском словаре», «Большой российская энциклопедии» и «Словарь современных географических названий».

                                                          Но там упоминаются оба названия.

                                                          Так как 20 летний студент больше говорит английскими словами, но использует русскую грамматику, то я бы выбрал более понятный для целевой аудитории термин — Силиконовая долина
                                                          Увы. 20 летний студент, ко всему прочему, ешё и следует за модой. И очень падок на разного рода мемы. И, в частности, мем «кто говорит Силиконовая долина — тот неграмотен» очень сильно форсировали и не один год.

                                                          Именно потому индекс Гугл и поменялся. Лет 10 назад соотношение было обратным. А сегодня = на каждой странице, где можно оставлять комментарии и где упомниается «Силиконовая долина» (сериал или она сама) — дикий срач на тему безграмотности этого названия.

                                                          Поскольку перевед «Кремниевая долина», очевидно, не является неправильным (переводы по смыслу вполне имееются «в товарных количествах») и его усиленно продавливают, то… возможно в конце концов и продавят…
                                                      0
                                                      «Силиконовая долина» появилась в русском языке не раньше 1990 года, когда всяческая малообразованныя фарца полезла «в бизнес», который тогда разрешили — и начала уродовать устояшиеся термины русского языка.
                                                      В силу своей крайней необразованности.
                                              0
                                              Печально, что так перевели. Тем более, что https://ru.wikipedia.org/wiki/Эмпайр-стейт-билдинг не стали коверкать.
                                          +8
                                          А то так можно сказать, что я живу в Западных Холмах, неподалеку от Тысячи Дубов.

                                          Что-то сразу захотелось к вам чтобы на хоббитов посмотреть.
                                            0
                                            «Зелёные холмы Земли»…
                                          +10
                                          Если обнаружите в публикации трудности перевода или оформления, дайте знать.

                                          Немного режут глаз словосочетания «мощный зверь» и «дисфункциональный». Первое, походу, завязано на «beast» и в контексте статьи лучше бы звучало как «неуправляемая тварь» или «дикий монстр», а второе имеет хороший русский аналог «бесполезный».
                                          P.S. Ну и по мыслям от прочтения, всё время в голове крутилась фраза, уже давно ходящая в инженерных кругах «Эффективные менеджеры погубят мир!». Потому что «эффективные менеджеры» мутировали от изначальной задачи «Оптимизация производства не в ущерб качеству» сначала в стадию «Снижение издержек любой ценой» и перешли в текущую фазу «Эффективный менеджер — это паразит на теле компании, внедряющийся в пищевую цепочку и нервную систему и могущий привести к гибели носителя»
                                            +1

                                            Спасибо, хорошие варианты перевода!

                                              0
                                              Кстати, «колесо» в самолёте, которое постоянно «уменьшали» — это, похоже — штурвал.
                                              Который таки есть.
                                              Хотя «уменьшать» там могли что угодно — включая «передаточное отношение» (а вот здесь я не скажу, как правильно звучит на русском термин, обозначающий «перемещение штурвала/ручки для отклонения руля высоты на один градус»).

                                              Вся история (с учётом разницы масштабов, стран и т.д.) — несколько напоминает «внутреннюю кухню» АВТОВАЗа после 2000 года, в первую очередь — и особенно после 2005го, когда на ВАЗ пришли «москвичи»…
                                            +3
                                            «beast»
                                            или «чудовище».
                                              0
                                              Пока исправил на “монстр”, а потом, когда от этого текста отдохну, посмотрю ещё раз. Спасибо!
                                                +4
                                                Конкретные огрехи перевода затрудняюсь указать, но, в целом, читать тяжело.
                                                  +4
                                                  Согласен, мне самому очень не нравится и я бы даже вообще не занимался этим. Но:
                                                  • этого материала (и других, которые я переводил) на русском языке нет (или я не нашёл)
                                                  • публикация на русском языке не обязательно нужна, чтобы ее читали; ведь многие прочтут оригинал по ссылке и суть в том, чтобы просто указать на существование материала
                                                  • материалы хочется обсудить, узнать о других точках зрения, а на Хабре, например, просто ссылку не запостить

                                                  Так что я это делаю без особого стыда. :-)
                                                    +2
                                                    Я же не ругаю и не обвиняю. Просто читать тяжело, смысл прочитанного от меня ускользает. Почему — затрудняюсь объяснить :)
                                                      0
                                                      Я не воспринимаю ваши слова как обвинение, совсем нет. Я просто делаю публичными свои соображения на этот счёт.

                                                      Есть проблема того, что текст трудно читать. Это факт. Я переживаю об этом, потому что хотел бы, чтобы между читателем и идеями в материале было как можно меньше барьеров. Я не могу эту проблему решить – “языками не владею”. :-) Было бы здорово с кем-то скооперироваться. Ну, если эти переводы ещё и пригодны для редактуры, ха!
                                                        –1
                                                        В этом материале есть какие-то идеи? Очевидно, что изначально его писала женщина — мешанина фактов, имён, мнений, оценок, эмоций, постоянное кидание из темы в тему, отсутствие хоть одного какого-либо вывода или утверждения. Типичный поток бреда.
                                                        +2
                                                        мне кажется, это качество исходного текста. Он бессвязный. Ругательств хватает, но что к чему и почему, непонятно.
                                                          0
                                                          Мне кажется тут нужна рука литератора, очень механический перевод.
                                                          +2
                                                          А мне вот очень понравился перевод, прочитал на одном дыхании.
                                                            +1
                                                            Спасибо! Пойду делать следующий. :-)
                                                    +2
                                                    Не согласен. Дисфункциональный это не бесполезный, а не работающий. Не работающий это хуже, чем бесполезный. Бесполезная может быть рюшечка на кофточке, или 12-й лифт, когда у вас едва используется 6 из 12. А эта фиготень именно не работала как надо.
                                                    «not operating normally or properly.
                                                    example: 'the telephones are dysfunctional' „
                                                    vfrolov
                                                      0

                                                      Вы правы.

                                                        0
                                                        «Деструктивный», паходу.
                                                      0
                                                      Спасибо за перевод, прочитал с интересом.

                                                      «Если обнаружите в публикации трудности перевода или оформления, дайте знать.»

                                                      Вот здесь ошибка в переводе: "… в результате которого погибли его жена, сын, четырехлетняя дочь, девятимесячная дочь и свекровь" — тёща, не свекровь.
                                                        +2
                                                        Спасибо, я с этими словами всегда путался. :-)
                                                          0
                                                          Перечень погибших вообще не добавляет полезности в статью о авиастроительном бизнесе, лишь усложняет «парсинг» сложносочинённого предложения. Кому нужен подробный список погибших, могут поискать его отдельно. Или послушать видео по приведённой ссылке.
                                                          Или, например,
                                                          «Но месяц спустя, опять в том же зале в очень жаркий день, сын кенийских фермеров вернул процессу немного нравственной ясности.

                                                          В каком „том же зале“? Листаем текст вверх, и на несколько абзацев выше находим упоминание конгресса. Можно было бы и указать „в зале Конгресса“. „В очень жаркий день“ — это какой, 40° или выше? Очень важная информация, да. Или это как-то соотносится у автора с „сын кенийских фермеров“? Ну типа „очень жарко“ -> „Африка“ -> „кенийские фермеры“. Но какая разница в контексте этой статьи, сын чьих он фермеров? Такое ощущение, что журналист, собрав интересный материал, зачем-то решил уболтать читателя не относящейся к делу информацией.
                                                          И что такое „нравственная ясность“? Не, я могу предположить, что имел ввиду автор. Но ясно одно, если бы вместо сына кенийского фермера, по совместительству инвестиционного банкира, в Конгрессе выступал бы этот автор, конгрессменам ясности он бы не добавил.
                                                            0
                                                            Не уверен, каким образом поправкой перевода спровоцировал ваши претензии к автору оригинала именно в этой ветке обсуждения перевода. По сути — она не ставила целью написать внятную статью об авиастроительном бизнесе на почтенный сайт habr.com; напишите в The New Republic или Maureen Tkacik напрямую.
                                                              0
                                                              Боюсь, если я ей напишу напрямую, она меня в итоге уболтает. И я забуду, зачем вообще ей писал.
                                                              Update: сейчас дошло, что оригинальный автор — женщина.
                                                                0
                                                                Все-таки, это скорее "она".
                                                          0

                                                          Текст хороший, читается в целом легко, хотя и без плашки "перевод" было бы ясно, что имеешь дело именно с переводом. Местами как-то неуклюже, не по-русски, но нельзя требовать художественного перевода для статьи, за которую вдобавок не платят, так что я бы оценил на 4+.

                                                            +1

                                                            "По старинке". Без дефиса пишется.
                                                            Спасибо за отличный перевод btw!

                                                              0

                                                              Fly-by-Wire или не переводится как часть терминов из документации или используется русский термин ЭДСУ

                                                                0
                                                                Спасибо!
                                                                +1
                                                                Владимир, спасибо большое за текст, читал на одном дыхании.
                                                                Согласен, что читать местами тяжеловато. Могу попробовать помочь с редактурой (есть небольшой опыт), если нужно. Именно с редактурой — переводчик из меня не очень :)
                                                                  0
                                                                  Давайте попробуем! Я вам напишу!
                                                                +21
                                                                То, что люди готовы идти на всякие глупости и подлости ради роста прибыли — не новость, тут автор глаза вряд ли кому-то на реальность откроет. Соответственно, основная проблема заключается в качестве принимаемых решений, неумении видеть последствия. А откуда взяться качеству? Да посмотрим в тексте: инженер (!) крутит слайды PowerPoint, пилоты строчат в Twitter и снимают какие-то клипы, дядя на заседании показывает фоточки погибших детей (видимо, при этом лучше думается). Информация абсолютно на каждом углу и всеми участниками подаётся в переваренном и готовом для проглатывания виде, строго дозированно, под «правильным» углом зрения и в гомеопатических дозах. Я не представляю, как в такой культуре могут в принципе приниматься разумные решения, если все участники вплоть до генеральных директоров по сути вынуждены всего лишь принимать ту или иную сторону в войне слайдов PowerPoint.
                                                                  0
                                                                  Думаю, очевидно, что автор просто только это может понять из авиастроительной индустрии, поэтому об этом и пишет.
                                                                    +4
                                                                    А в чём ещё должен крутить слайды инженер для упрощения понимания людьми, кому он эти слайды показывает?
                                                                    Как бы презентация должна содержать сжатую наглядную информацию, а все расчёты и прочие оценки — это отдельные документы для экспертов, не?
                                                                      0
                                                                      Ну вы придрались к слайдам — а там все принимают решения на основе «сжатой наглядной информации», откуда выбрасывается всё «лишнее», вот и имеем такие результаты.
                                                                        0
                                                                        Ноуп, слайды — для обозначения проблем. Решения нужно принимать на основе доп.материалов по конкретной проблеме. Это уже не вина инженеров, что менеджеры дальше слайдов анализом заниматься не хотят
                                                                    –32
                                                                    Интересные дела.
                                                                    Когда украинские повстанцы сбивают самолёт — сразу международный суд.
                                                                    А когда он «сам упал» — ну вы поняли.
                                                                    Разумеется, ни один эффективный манагер не был казнён — я угадал?
                                                                      +17
                                                                      А повстанцев уже казнили или я чего-то пропустил? Но вообще вы умеете натянуть, конечно. Если принять дурное техническое решение и выстрелить в самолёт из оружия, предназначенного для сбивания самолётов, это одно и то же — то я даже не знаю, какой идиот согласится в таком мире вообще заниматься техническими решениями.
                                                                        –10
                                                                        Виртуально. Кто ж их реально выдаст-то)
                                                                        И что-то мне подсказывает, что MCAS — куда более дурное техническое решение.
                                                                          +6
                                                                          Я бы сказал, что «дурное техническое решение» более тяжкое преступление, т.к. идёт в массы и принимается осознанно, при этом проходя ещё кучу проверок и инстанций. Это как решить, что на скорости 200 км/ч у автомобиля должны отстреливать я колеса. А сбитый самолёт над зоной боевых действий это скорее закономерность, это как засунуть голову в улий и удивляться, что вас покусали, никто же не ожидает такого результата.
                                                                          По факту и там, и там погибли люди, и я думаю для родственников врятли имеет значение причина, виновные должны быть наказаны в обоих случаях.
                                                                            +4
                                                                            Беда в том, что, как ниже правильно замечают, всё равно непонятно, где конкретно было принято дурное решение, и что с этим делать. Ну хорошо, менеджмент принял решение, условно, воткнуть костыль, а не переделывать всю систему. Вас это удивляет? Вы бы иначе поступили? Костыль — нехорошо, но мы это делаем постоянно и понимаем, что архитектурно как бы плохо, но если работает, то и слава богу. Если не ошибаюсь, тот же стелс вообще аэродинамически неустойчив, и на одних таких костылях и летает.

                                                                            Понятно, что теперь вылезают всякие пуристы-инженеры с речами вида «мы же говорили», но дай им волю, они всё будут переделывать. Далее, понятно, что если уж мы вставляем костыль, то мы понимаем, что это слабое звено, и хорошо бы его оттестировать в три раза тщательнее. Но дальше ответственность как-то размазывается: одни написали не очень хороший софт (всё пишут, что им платили 10 долл в час — ну что с того, если бы им 100 платили, они бы не поумнели всё равно), другие тестировали слабо, третьи по недосмотру или злому умыслу из инструкции пару фраз выбросили и т.п. Каждый такой деятель нанёс определённый вред, но катастрофу вызвала именно сумма факторов. И я даже не знаю, что с этим делать — это похоже на катастрофу Челленджера или Колумбии; годы идут, а воз и ныне там, как будто одну и ту же пьесу заново читаешь.
                                                                              +7
                                                                              дай им волю, они всё будут переделывать

                                                                              И что в этом плохого? С точки зрения человечества это даже отлично. Самолёты уже есть и уже летают, ещё один самолёт, который будет плохим, не нужен. А вот отличный самолёт нужен, пусть даже на его разработку придется потратить деньги, предназначенные на выкуп акций.


                                                                              Да, мы все понимаем, что для бизнеса выгоднее именно выкуп акций, но почему вы поддерживаете этот выбор?


                                                                              всё пишут, что им платили 10 долл в час — ну что с того, если бы им 100 платили, они бы не поумнели всё равно

                                                                              За 100 долларов можно нанять других программистов. И тогда софт будет более качественным. Это же очевидно, разве нет?

                                                                                +4
                                                                                И что в этом плохого? С точки зрения человечества это даже отлично.

                                                                                Вы про «вообще» или про «конкретно»? Вообще если переписывать каждую систему заново (условно говоря, Microsoft Office 2019 делать с нуля), то цена такой системы окажется заоблачной, и контора разорится ещё до релиза. Конкретно же целью фирмы является прибыль, и если менеджер видит, что решить задачу можно двумя способами, один из которых дешёвый, а другой идеологически чистый, он в общем-то должен выбрать первый, за это ему и платят.

                                                                                Посмотрите на это с другой стороны. Если бы костыль оказался удачным — ну то есть работал бы идеально чётко и без багов, то этот менеджер был бы сейчас героем компании Боинг. В некотором смысле ему круто не повезло.

                                                                                За 100 долларов можно нанять других программистов. И тогда софт будет более качественным. Это же очевидно, разве нет?

                                                                                Увы, нет. Ракету Ариан-5 далеко не индусы программировали, а она таки всё равно взорвалась из-за тривиального программного бага. Если бы всё было так просто устроено, мы бы в другом мире жили.
                                                                                  +18
                                                                                  он в общем-то должен выбрать первый, за это ему и платят.

                                                                                  Для этого существует уголовное право. Некоторые дешёвые решения применять нельзя. Лично я считаю, что решение "давайте вместо двух датчиков используем один, а то придётся пилотам рассказывать о новой системе" должно приводить к уголовному преследованию. Тем более, если менеджеру за это заплатили. Но сейчас статьи за это нет, насколько я знаю.


                                                                                  этот менеджер был бы сейчас героем компании Боинг

                                                                                  Вы не уловили ещё одну важную часть проблемы. Она в том, что информацию скрыли, что бы легче пройти сертификацию и не обучать пилотов.


                                                                                  Решение "не расскажем пилотам, что бы не тратить деньги на обучение" — это не технический костыль. Это просто решение ради денег. Не хочешь обучать пилотов — не добавляй вещь, которая управляет самолётом в обход всего остального. А если добавил — расскажи.


                                                                                  Даже если самолёты бы не падали, решение скрыть информацию от комиссии — плохое. Человек, который принял это решение, героем считаться не должен ни при каких условиях. Будет хорошо, если уголовное преследование его всё же догонит.


                                                                                  Увы, нет

                                                                                  Увы, да. Более качественные программисты в среднем хотят больше денег. Вы можете сказать, что это "слишком просто", но вряд ли сможете аргументированно этому возразить.


                                                                                  Обратите внимание, что я не делал никаких странных утверждений в стиле "дорогие программисты не делают ошибок".

                                                                                    +1
                                                                                    Вы не уловили ещё одну важную часть проблемы. Она в том, что информацию скрыли, что бы легче пройти сертификацию и не обучать пилотов.

                                                                                    Это, безусловно, так. Но я вот сходу не знаю, кто конкретно (на каком уровне) это решение принимал. Вполне может оказаться, что был какой-нибудь «третий заместитель менеджера по сертификации». Ну вот уволят его или сядет он — будет другой. А если сядет гендиректор, то какой же дурак пойдёт на такое место, где можно сесть в тюрьму за махинации каждого подчинённого?

                                                                                    Вы можете сказать, что это «слишком просто», но вряд ли сможете аргументированно этому возразить.

                                                                                    Да я не буду возражать, просто это очень тонкий лёд. Ну да, давайте запретим нанимать программистов за 10 баксов. А за сколько можно? Ну, чтобы уже никто не прицепился, что они негодные? Назовите цену, мы наймём программистов за эти деньги, но тогда уже вы не скажете, что мы ищем где подешевле (а ракета всё равно упадёт рано или поздно).

                                                                                    По идее, можно сказать, что надо «выше среднего по рынку», но может, у них в Индии эти 10 баксов и есть выше среднего по рынку, понятия не имею.
                                                                                      +9
                                                                                      Ну вот уволят его или сядет он — будет другой.

                                                                                      Ну и что, что будет другой? По такой логике можно за преступления в тюрьму не сажать, это же не предотвратит будущие преступления, всегда найдется другой преступник.


                                                                                      Но на самом деле это очень полезно. И если он знает, что не отвечает за свои действия, это сильно повлияет на то, как он принимает решения. И наоборот, если он знает, что его действия незаконны, это его притормозит.


                                                                                      Это для топ-менеджмента данный третий заместитель не ценен, его не жалко. Но у него есть своя жизнь, желания, стремления. Он не особо то будет стремиться идти на преступление ради топ-менеджмента.


                                                                                      давайте запретим нанимать программистов за 10 баксов

                                                                                      Давайте не будем. Давайте запретим обратный выкуп акций. Тогда появится интерес потратить эти миллиарды на разработку (и программистам достанется), на аудит безопасности и на обучение пилотов.


                                                                                      А ещё будем сажать за сокрытие информации, тогда, возможно, кто-то ударит менеджера по рукам и скажет, что тут нужно использовать два датчика, а не один. Один датчик стали использовать только потому, что при расхождении данных от двух датчиков нужно сообщать пилотам. А если датчик один, то можно скрыть. А если скрыл, то и обучать не нужно, выгода.


                                                                                      А пилот потом в кабине не знает, что происходит, потому что менеджер на верхнем этаже высотки решил, что ему так выгодно. Скрыть фичу от пилота и получить свой бонус. На мой взгляд, за такие действия необходимо наказывать. Даже если он всего лишь третий заместитель.

                                                                                        +1
                                                                                        По такой логике можно за преступления в тюрьму не сажать, это же не предотвратит будущие преступления

                                                                                        Да нет, пусть сажают, я не против. Но не надо иметь иллюзий по поводу результатов.

                                                                                        Давайте запретим обратный выкуп акций. (...) А ещё будем сажать за сокрытие информации

                                                                                        Да пожалуйста, насчёт экспериментов — я всегда только за. Насчёт обратного выкупа странно, но тут я не специалист.

                                                                                        Меня просто раздражает в таких статьях, что помимо резонных обвинений в сокрытии информации или откровенной халатности всегда присутствует всякий дискурс по понятиям типа «а они нанимали дешёвых программистов» или «а они выкупали свои акции». Это запрещено? Нет. Ну и нечего тогда.
                                                                                          –1
                                                                                          Насчёт обратного выкупа странно, но тут я не специалист.

                                                                                          Я считаю, что выкуп акций — одна из форм манипулирования рынком, а за манипулирование рынком предусмотрена уголовная ответственность. Можно в ответ на запрет полетов выкупить пакет акций на кредитные деньги и на рынке всё выглядит нормально. Как будто запрет полетов нового самолёта — это вообще не проблема.


                                                                                          Отмечу, что УК РФ считает по другому (американский УК тоже), по нему обратный выкуп не считается манипулированием рынком.


                                                                                          Про кредитные деньги не для красного словца, боинг на самом деле сделала это на кредитные деньги, увеличив свои долги с 14 до 25 миллиардов примерно.

                                                                                            0
                                                                                            Обратный выкуп акций — совершенно нормальная форма выплаты дивидендов акционерам. «Манипулирование рынком» это будет только в том случае когда выкуп проводится тайно. Если же это публичная операция то говорить о «манипуляциях» по меньшей мере странно
                                                                                              0
                                                                                              Иногда это вообще — единственное разумное поведение. Представьте, что вы добываете анобта́ниум. И его месторождение истощается. Вы, конечно, можете делать вид, что всё в порядке и смотреть как цена ваших акций медленно уходит в ноль и ваши акции перестают торговаться на бирже… но разумнее, по мере истощения месторождения их выкупать. Цена компании будет, понятно, падать (ну а как иначе — анобта́ниум-то кончается!), но цена акций будет стабильной.

                                                                                              Но вот когда этим занимается компания, конкурирующая за, предположительно, растущий рынок… это странно. Это, фактически, расписка в собственном неумении вести бизнес.
                                                                                                0
                                                                                                Любая выплата дивидендов — это фактически расписка в собственном неумении вести бизнес. У нас есть куча денег, но мы не придумали ничего лучшего чем раздать их а не инвестировать в новые продукты которые увеличат ежегодную прибыль. Выкуп акций в этом отношении ничем принципиально не отличается, разве что тем что его легче организовать как для компании, так и для ее акционеров.
                                                                                                  0
                                                                                                  Любая выплата дивидендов — это фактически расписка в собственном неумении вести бизнес.
                                                                                                  Измивините, но нет. Выплата дивидендов — это обычная плата за пользование чужими деньгами. Если бы вы не получили деньги, выпустив акции, а взяли бы кредит — то за него пришлось бы платить.

                                                                                                  Выкуп акций в этом отношении ничем принципиально не отличается
                                                                                                  Отличие небольшое, но принципиальное: деньги при этом получают не те, кто дал их вашей компании «на развитие», а те, кто «вовремя подсуетился» и оные акции слил (и, соотвественно, акционером стать перестал). То есть обратный выкуп акций автоматически (если не доказано обратное) должен рассматриваться с позиций классической P&D схемы

                                                                                                  Особенно если этот выкуп осуществляется на заёмные деньги.
                                                                                                    0
                                                                                                    Отличие небольшое, но принципиальное: деньги при этом получают не те, кто дал их вашей компании «на развитие», а те, кто «вовремя подсуетился» и оные акции слил

                                                                                                    Простите, но рынок так не работает. Если количество акций сократилось то их цена выросла ибо выросла Ваша доля в компании. Даже если Вы решите их продать позже — Вы получите ровно те же самые дивиденды. Вдобаво все кто участвует в выкупе акций — это вообще-то тоже инвесторы. То что они решили выйти из акций именно сейчас не делает их чем-то хуже других инвесторов.

                                                                                                    Говорить о схемах типа P&D имеет только если выкуп акций идет не на рынке. Тогда да, грубо говоря, Джон из менеджмента мог бы выкупить у своего тестя акции не по рыночной цене а втрое дороже.

                                                                                                    Выплата дивидендов — это обычная плата за пользование чужими деньгами

                                                                                                    Инвесторы ожидают дохода на вложенные средства. Если компании есть куда развиваться то имеющиеся у нее деньги потраченные на развитие принесут гораздо большую прибыль акционерам. Выплата дивидендов — это по сути расписка в том что компании либо вообще некуда развиваться, либо ее возможности по развитию сильно ограничены или высокорисковы.
                                                                                                      0
                                                                                                      Простите, но рынок так не работает.
                                                                                                      Простите, но где вы хотя бы в теории видите у меня слово «рынок»?

                                                                                                      Для того, чтобы продавать/покупать акции и/или выплачивать дивиденды — рынок вообще не нужен. В принципе.

                                                                                                      Вы почему-то ставите вспомогательный, технический, инструмент во главу угла. Отсюда и всё остальное.

                                                                                                      То что они решили выйти из акций именно сейчас не делает их чем-то хуже других инвесторов.
                                                                                                      Делает. Продав акциии — они перестают быть инвесторами.

                                                                                                      Выплата дивидендов — это по сути расписка в том что компании либо вообще некуда развиваться, либо ее возможности по развитию сильно ограничены или высокорисковы.
                                                                                                      Нет. Выплата дивидендов — это плата тем людям, которые остаются владельцами компании. Повышение курса акций путём их выкупа — это плата людям, которые уходят.

                                                                                                      Говорить о схемах типа P&D имеет только если выкуп акций идет не на рынке.
                                                                                                      Ну вот видите — чтобы хотя бы сделать вид, что выкуп акций — это не P&D схема, вам приходится привлекать такие внешние схемы, как «рынок» (и, наверное, «честный рынок», без инсайда, да?) и прочием вещи из страны розовых летающих пони и какающих радугой единорогов.

                                                                                                      Тогда да, грубо говоря, Джон из менеджмента мог бы выкупить у своего тестя акции не по рыночной цене а втрое дороже.
                                                                                                      А ещё Джон из менеджмента может просто сказать тестю когда именно его компания возьмёт кредит и выкупит акции — и на какую сумму.

                                                                                                      Это, кстати, второе существенное отличие обратного выкупа акций от дивидендов: если дивиденты выплачиваются регулярно и достаточно равномерно — фактически независимо от цены акций (вот, например, типичный график), то выкуп акций (и соотвественно, зароботок на этой операции) — плотно завязан на биржевые спекуляции.

                                                                                                      Я был бы более склонен верить во все эти сказки о том, что выстраивание всех этих сложных многоуровневых схем «уменьшает риски» если бы не происходящие регулярно «обломы», которые бы заставляли правительства вливать кучу денег в последующее «спасение рынков», извините.
                                                                                                        0
                                                                                                        Для того, чтобы продавать/покупать акции и/или выплачивать дивиденды — рынок вообще не нужен. В принципе.

                                                                                                        Не нужен. Но Боинг — публичная компания да и в целом я как-то не слышал о программах выкупа акций у компаний не торгующихся на рынке.

                                                                                                        Делает. Продав акциии — они перестают быть инвесторами.

                                                                                                        Т.е. человек вложил свои деньги в компанию, компания им какое-то время пользовалась, а теперь когда человеку понадобились деньги на что-то другое он сразу «перестал быть инвестором»? Не-а, не пойдёт.

                                                                                                        вам приходится привлекать такие внешние схемы, как «рынок» (и, наверное, «честный рынок», без инсайда, да?)

                                                                                                        Гм, Вы ведь в курсе чем публичные компании торгующиеся на рынке отличаются от всех остальных, да? И нет, тут не нужен какой-то особый «честный рынок». Рост цены акций, повторяю, связан с тем что у тех кто остается увеличивается их доля в компании. Это объективный фактор — настолько объективный, насколько он в принципе может быть на данном рынке.

                                                                                                        А ещё Джон из менеджмента может просто сказать тестю когда именно его компания возьмёт кредит и выкупит акции — и на какую сумму.

                                                                                                        Может. Только зачем? Это все равно будет публичная операция к которой будут допущен не только тесть. Даже если удастся обеспечить рынку выброс цены единоразово выкупив громадное количество акций, то большая их часть все равно уйдет не тестю а у инвесторов на руках окажутся железные доказательства мошенничества. Не знаю как у нас, а в США это гарантированный class action.

                                                                                                        выкуп акций (и соотвественно, зароботок на этой операции) — плотно завязан на биржевые спекуляции.

                                                                                                        Ну так любой инвестор «плотно завязан на биржевые спекуляции», стоимость его акций то растет, то падает. Но если очень хочется то ничего не мешает получать держателям свои дивиденды на каждом выкупе акций, просто продавая часть этих акций в моменты выкупа.

                                                                                                        Смотрите: вот есть компания, она оценивается в 1 млн $ и выпустила 1 млн акций. Каждая стоит соответственно 1$. У Вас на руках 10 акций. Допустим что компания решила направить 100k$ на дивиденды. Вы с Вашими 10 акциями можете претендовать на 1$. Допустим что Вы не стали продавать свои акции в момент выкупа. Компания по-прежнему стоит 1 млн $, но у нее теперь лишь 900k акций. И каждая, соответственно, стоит не 1$ а 1.1$. Не в силу «биржевых махинаций», не в силу спекулятивных ожиданий а в силу того что доля в компании соответствующая одной акции теперь не 1e-6 а 1.1e-6. Хотите монетизировать дивиденды? Не вопрос: продаете 1 акцию из своих 10, получаете свой доллар дивидендов и возвращаетесь к прежней доле 1e-5 в компании. Причем даже крупные спекулятивные колебания курса акций на 20-30% в момент продажи дадут 20-30% разницы в дивидендах поскольку Вы продаете не все акции а их небольшую часть. Здесь нет никаких «сложных многоуровневых схем», в наш век где акции продаются в один клик все даже проще чем при выплате дивидендов.

                                                                                                        если бы не происходящие регулярно «обломы»

                                                                                                        Если кто-то злоупотребляет каким-то финансовым инструментом, то глупо отказывать этому инструменту в наличии ценности при правильном его применении только на том основании что кто-то применяет его неправильно. Мы же не делаем вывода что молотки — это зло только на основании того что молотком можно убить человека? А здесь Вы идете по сути еще дальше, перекладывая проблемы злоупотребления одними инструментами на другой, вообще не связанный с «регулярными обломами» инструмент.
                                                                                                0
                                                                                                выплаты дивидендов акционерам

                                                                                                Деньги получает тот, кто акции продал. Кто продолжает держать акции, денег не получает. Нормальная форма выплаты дивидендов — это выплата дивидендов. Ты продолжаешь держать акции и получаешь деньги за то, что компания хорошо работает.


                                                                                                Слово "манипуляция" не обязательно означает скрытые действия, оно означает скрытые намерения.


                                                                                                Например, у топ-менеджмента в договоре стоит выплата бонуса в сто миллионов при условии, что курс достигнет 400$. Менеджмент берёт займ, делает выкуп акций, поднимая курс, получает бонус. Совершенно нормальная форма или манипуляция курсом? Я уверен, что второе. Инвесторам нет никакой выгоды (кроме тех, кто продал) в том, у других выкупили акции, взяв кредит на компанию, которой они продолжают владеть.

                                                                                                  0
                                                                                                  Кто продолжает держать акции, денег не получает.

                                                                                                  Тот кто продолжает держать акции — увеличивает свою долю в компании. Если Вы не хотите увеличивать долю в компании а хотите получить живые деньги — то просто продаете часть акций. Я расписал простой пример здесь, можете сами убедиться что те кто хотят получить дивиденды живыми деньгами получат в любой момент практически ту же сумму.

                                                                                                  Совершенно нормальная форма или манипуляция курсом?

                                                                                                  Это попытка манипуляции курсом, разумеется. Не самая удачная, ибо взятый на выкуп акций кредит должен снизить стоимость компании и вообще говоря в таком варианте при грамотной оценке инвесторов стоимость акций меняться не будет — акционеров станет меньше, но на их активе повиснет долг который надо выплачивать и совокупная стоимость компании уменьшится соразмерно взятому кредиту.
                                                                                                    0

                                                                                                    Это иллюзия идеального рынка. В этом случае, при "грамотной оценке инвесторов" акции Enron в ноябре 2001-го должны были бы стоить около доллара. Однако они стоили больше 30, потому что Enron скрывал данные и давал фальшивые отчёты.


                                                                                                    Ваш простой пример очень прост именно тем, что хорошо работает в случае идеального рынка, полностью открытой информации и кристальной честности участников. И я не буду спорить, в этом случае он действительно хорошо показывает, что нет разницы между выплатой дивидендов и обратным выкупом.


                                                                                                    Правила на финансовых рынках существуют потому, что эти три условия не выполняются. И обратный выкуп легко использовать для создания иллюзии "у компании всё хорошо".


                                                                                                    совокупная стоимость компании уменьшится соразмерно взятому кредиту

                                                                                                    Это так не будет работать. Кредит, взятый с хорошей целью увеличивает стоимость компании, потому что люди рассчитывают на рост компании при правильном использовании средств.


                                                                                                    На практике многое будет зависеть от оценки людей, перспективная ли цель кредитования. Самый тривиальный способ ввести в заблуждение — кредит потратить на захват новых рынков, а прибыль за прошлый год — на выкуп акций. Это будет двойная поддержка курсу, при том что долговая нагрузка возрастёт.

                                                                                                      0
                                                                                                      Публичная компания и должна быть полностью открыта. Да, Enron показывает что это можно на какое-то время обойти, но это довольно жестко карается — у Enron больше двадцати человек пошло под суд а ответственные лица присели на срока от 6 до 45 лет. Подобная деятельность ничем не отличается от других видов мошенничества и я не вижу почему выкуп акций должен как-то с ним ассоциироваться.

                                                                                                      Это так не будет работать. Кредит, взятый с хорошей целью

                                                                                                      С хорошей — да. Но с целью выкупа акций != хорошая цель

                                                                                                      На практике многое будет зависеть от оценки людей, перспективная ли цель кредитования

                                                                                                      Безусловно. Причем эту оценку будут давать люди, рискующие своими деньгами и заинтересованные в том чтобы она была адекватной.

                                                                                                      Самый тривиальный способ

                                                                                                      Продемонстрировать инвесторам что компания имея крупные остатки на счетах зачем-то берет кредит? Поймите, запутать людей с целью увести у них деньги можно. Скрыть реальное состояние дел можно. Но это, скажем так, далеко не самый распространенный use case для buyback и за подобные вольности в США вполне реалистично присесть на срок от нескольких лет и выше.
                                                                                                        0

                                                                                                        Публичная компания не бывает полностью открыта, не важно "должна" или нет. Мне для принятия решения полезен договор теслы с панасоником, сможете найти текст? Тесла ведь "должна" быть полностью открытой, ведь так?


                                                                                                        с целью выкупа акций != хорошая цель

                                                                                                        Полностью согласен, выкуп акций — не хорошая цель. Но это и без кредита не хорошая цель.


                                                                                                        заинтересованные в том чтобы она была адекватной

                                                                                                        Заинтересованность не важна, они всё равно ошибутся. Не каждый раз, конечно, но это надо учитывать. Любые оценки самых экспертных экспертов, рискующих своими деньгами, иногда ошибочны. И топ-менеджмент прилагает огромное количество усилий, что бы это происходило чаще. Леман Бразерс не даст соврать. Там-то вообще почти все от ответственности ушли.


                                                                                                        компания имея крупные остатки на счетах зачем-то берет кредит

                                                                                                        У меня сложилось впечатление, что вы пока ни в одну компанию не инвестировали. Дело в том, что боинг, имея в 2019-м "крупные остатки" на счетах, взяла кредит (и не один). И не только боинг. Долги эпл больше 100 млрд. Зачем? Что она хочет "продемонстрировать", говоря вашими словами? Подешевела ли эпл после того, как взяла очередной кредит? Нет. Надеюсь, вы проверите эти данные, взвесите их, обдумаете.

                                                                                                          0
                                                                                                          Но с целью выкупа акций != хорошая цель

                                                                                                          Это может быть хорошей целью, если компания хочет вернуть контроль над своими решениями и поменьше зависеть от спекулятивного капитала и "публичного образа".

                                                                                                            0
                                                                                                            Если компания хочет перестать быть публичной, то кредит на выкуп акций должна брать не она сама а новый собственник
                                                                                              0
                                                                                              Это для топ-менеджмента данный третий заместитель не ценен, его не жалко. Но у него есть своя жизнь, желания, стремления. Он не особо то будет стремиться идти на преступление ради топ-менеджмента.

                                                                                              Проблема в том, что раз уж он для топ-менеджмента не ценен, топ-менеджмент его легко поменяет на другого. Который будет более лоялен к запросам менеджмента. Если не найдут рискового, готового пойти на преступления, — найдут глупого, который просто не поймёт суть того, на что согласился.
                                                                                                0

                                                                                                Изначально обсуждали вариант, что топ-менеджмент вообще не в курсе. В этом случае у них нет повода искать сговорчивого заместителя. А в тех случаях, когда топ-менеджмент просто делает вид, что не в курсе, это "группой лиц по предварительному сговору". Это несомненно уголовное преступление.


                                                                                                Только не говорите, что не докажут, ведь речь не об этом. Почитайте ветку, речь о том, что наказывать надо. Никакие рассуждения о том, что "всё равно найдут кого-то, кто поставит подпись" ни в коем случае не должны использоваться для отказа от уголовного преследования.


                                                                                                Смогут уйди от наказания, что ж, печаль. Ни в коем случае это не значит, что не надо пытаться.

                                                                                              +1
                                                                                              А если сядет гендиректор, то какой же дурак пойдёт на такое место, где можно сесть в тюрьму за махинации каждого подчинённого?
                                                                                              Обратите внимание на пункты в договорах.
                                                                                              И да, если у вас подобные решения принимают левые манагеры, то гендир точно виноват, ибо давайте ещё оправдаемся, что на самом деле виноват какой-нибудь Аглы, которые двор на фабрике подметает.
                                                                                                +1
                                                                                                Моя позиция очень проста по сути. Да, ответственность быть должна, но по пунктам договоров должны будут садиться директора или программисты, то какой дурак пойдёт на такую работу? Слава богу, есть места с меньшим риском сделать карьеру. Но лично я не возражаю, можно и сажать, просто эффективность этой меры мне кажется сомнительной. Каждый должен отвечать за свою поляну, и если двор грязный — то да, виноват Аглы, а если самолёт падает — ну, не знаю, в конечном счёте гендиректор (видимо), но мне кажется, что в данном случае ответственность действительно размазана, потому что сложно найти то единственное решение, которое оказалось вот прям роковым-роковым. Один решил индусов нанять, другой забил на датчики, третий на инструкцию и т.п. Грустная история.
                                                                                                  +3
                                                                                                  Стоп, под договором чья подпись стоит? Дяди Васи из третьго отдела пятого подразделения или?
                                                                                                  Решения по бюджетам кто принимает? Дворник Алан?
                                                                                                  Почему, когда доказывается, что врач ошибся, то последствия могут быть вплоть до тюрьмы, а вот программисты могут херак-херак и самолет в продакшен и без последствий?
                                                                                                  А уж доказать, кто именно продавил решение и кто отвечает — вполне реально. У каждого проекта есть отвечающий за него менеджер. Это его обязанность и его ответственность. В том числе бумажками свою сидушку от подставы подстраховать.
                                                                                                  В противном случае мы получаем ситуацию, когда бизнес может творить что хочет и смысла в регуляторах так вообще никакого. И в регуляторах надо тоже сажать, кстати. Тех кто пропустил. Если инженер написал замечания, а выше кто-то поставил визу «игнорировать» — наказывать за последнее. Если инженер закрыл глаза (бесплатно видимо?) — отвечает инженер.
                                                                                                  Это нормально — в такой отрасли вводить ответственность. А иначе очередная катастрофа и вновь «ой, подумать только, если делать говно, то люди умирают, вай-вай, как плохо»
                                                                                                    +1
                                                                                                    Ну да, пожалуйста — давайте искать виноватых. Но я вполне допускаю, что действительно дворник Алан, а точнее, какой-нибудь HR решил нанять индусов, а какой-нибудь инженер завизировал тот самый перенос двигателей вперёд. Не менеджер же визировал чертёж.
                                                                                                    0
                                                                                                    PS. Кстати, кроме врачей напомнить ещё про вот это?
                                                                                                    Действующее уголовное законодательство России (ст. 216 УК РФ) предусматривает ответственность за нарушение правил безопасности при осуществлении архитектурно-строительного проектирования
                                                                                                    Ну так что, у всех снимаем оную?
                                                                                                    Ну чтоб все в равных условиях были:
                                                                                                    и программист, который забыл обнулить переменные и написал медсистему так, что она падает каждые 5 минут, когда к ней пациент на жизнеобеспечении подключен
                                                                                                    и врач, который спутал лекарства или перепутал симптомы
                                                                                                    и архитекторы, из-за некачественных расчётов которых стадион рухнул
                                                                                                      0
                                                                                                      Больше всего меня радует что всегда рассматриваются только два варианта:
                                                                                                      1. Программисты не виноваты вообще — твори что хочешь, тебя не посадят никогда.
                                                                                                      2. Все 100'000 индусов из фирмы, которая участвовала в написании MCAS «сядут на нары», даже если они писали модуль сравнения двух строк, который к проблемам MCAS никак не причастен.
                                                                                                      И, типа, «страшный» вывод: если реализовать #2, то писать программы будет некому.

                                                                                                      Однако. Почему-то у «таджиков», копающих яму под фундамент, даже и мыслей нет о том, что они сесть могут. А работают они за куда меньшие деньги, чем программисты. А почему собственно?

                                                                                                      А потому что у линейного «таджика» вероятность сесть — почти нулевая: это нужно доказать ещё, что конкретно из-за того, что он правила нарушил больница без света осталась и человек, в результате, умер.

                                                                                                      То же самое и с программистами: разумеется за то, что ты перепутал + и — на 15 лет сажать не нужно. А вот если от этого деяния 100 человек умерли — то сесть должны все причастные. Причём те, кто допустил, то простая замена + на — может привести к гибели кучи народу и это никто и нигде не отлавливает — должны получить срок уж никак не меньший, чем тот, кто непосредственно эту ошибку допустил.
                                                                                                        +1
                                                                                                        Но если вы посмотрите выше, то разговор даже не о программистах напрямую. А о менеджерах, которые как бы осознанно принимают решения халтурить и экономить. То есть в случае таджика — сесть должен бы тот, кто выпустил неподготовленного и необученного человека, без соблюдения техники безопасности, без соблюдения правил выполнения работ и т.д.
                                                                                                        А в случаем с программистом отвечать должны вначале те, кто игнорируя область применения решили устроить экономию за счёт отказа от тестирования, подлога результатов тестирования, без аудита решений и т.п. А программист по хорошему только в том случае, если есть принятые стандарты написания программ, а они их грубо нарушал, игнорировал ошибки и делал вопреки (в противном случае его ответственность явно ниже тех, кто не обеспечил вменяемую работу отделов проектирования). Но в отдельных отраслях программисты должны так же отвечать за то что делают, как инженеры и врачи.
                                                                                                        К сожалению, пока общество массово не столкнётся с результатами — движения в эту сторону не будет. И ещё в меньшую сторону будет движение по наказанию верхнего звена менеджеров, которые по факту снимают основные финансовые сливки без какой-либо фактической ответственности, кроме как в совсем взорвавшихся в новостях случаях.
                                                                                                          +1
                                                                                                          Программисты должны отвечать всегда. Они для этого достаточно много получают.

                                                                                                          Они для этого достаточно много получают.

                                                                                                          Однако это не должно быть так, что ты сегодня формочку делаешь по заказу аутсорсера-от-аутсорсера-от-аутсорсера, а завтра — тебя сажают за то, что самолёт в воду упал.

                                                                                                          Отвественность должна быть прописала в техзадании.

                                                                                                          Да, это сложно, это больно и куча народу не хочет, чтобы так было.

                                                                                                          Но в мире, где, от программных ошибок, всё чаще зависит не только какая-то фигня, но, напрямую, жизни людей… иначе нельзя.
                                                                                                            0
                                                                                                            Создание софта — это командная работа, что делать с этим? Делать ответственными всех подряд? Сажать только SQA подписавшего тест-отчет об отсутствии ошибок? Или начальника который доверился отчетам своих подчиненных? Я что-то даже отдаленно там не вижу разумного варианта как эту ответственность распределить.
                                                                                                              0
                                                                                                              Сажать так-же, как и техника, который при ремонте посудины забыл прикрутить кусок самолёта, эта практика уже неоднократно применялась. Сажаем техника, контролёра техника и прочих причастных лиц, которые должны были выявить, что техник накосячил.
                                                                                                                0
                                                                                                                Создание программного продукта «немного» отличается по сложности (порядка так на четыре) от уровня задачи техника, выполняющего по пунктам чек-лист.
                                                                                                              +1
                                                                                                              Отвественность должна быть прописала в техзадании.
                                                                                                              И на завтра после сдачи заказа все основные программисты данного аутсорсера оказываются гражданами банановой республики, а директором фирмы оказывается вообще был местный бомж. А менеджеры с честными глазами показывают договор с аутсорсером, где прописаны ответственность и все дела.
                                                                                                              Да и вообще, пока основную ответственность можно спихнуть на индуса за 50 баксов — все так и будут делать.
                                                                                                              Так что начинать нужно с менеджмента. Пусть покажут документы с требованием качества, какие меры для его улучшения принимались, оценка экспертами этих мер, с подписью и ответственностью экспертов, как отрабатывались сообщения от разработчиков (инженеров и программистов) о проблемах (и были ли они, а если нет — то почему?).
                                                                                                              То есть изначально менеджеры должны доказать, что создавали условия для, после чего можно переходить на уровень ответственности инженеров и программистов.
                                                                                                              А если те нафигарили косяк, но их начальник отдела на самом деле на работе просиживал штаны и даже не смотрел на результаты, потому что сверху спустили задачу сделать хренак-хренак и не дай бог переучивать пилотов, то тут явно, что проблема не только и не столько в разработчиках, сколько в системе и управлении.
                                                                                                              За которую отвечает кто?
                                                                                                                0
                                                                                                                И на завтра после сдачи заказа все основные программисты данного аутсорсера оказываются гражданами банановой республики, а директором фирмы оказывается вообще был местный бомж.
                                                                                                                А что, когда речь идёт о, скажем, финансовой ответственности — подобные трюки не применяются? Применяются, конечно.

                                                                                                                И они либо срабатывают, либо не срабатывают. В первом случае идут вечные разговоры «о привлечении иностранных инвестиций» (а жизнь в стране, тем временем, ухудшается, дороги разрашаются и так далее), во-втором — никаких «иностранных инвестиций» может и не быть, но благосостояние растёт.

                                                                                                                Программирование тут ну ничем не отличается. По крайней мере не должно отличаться.
                                                                                                          –1
                                                                                                          Вас как-то кидает из стороны в сторону.
                                                                                                          предусматривает ответственность за нарушение правил безопасности

                                                                                                          Вот докажут, что некий имярек из Боинга нарушил правила безопасности — и пусть пожалует в тюрьму, я плакать не буду. А пока не доказали, то и говорить сложно о чём-то конкретном. Короче говоря, все эти вопросы не ко мне, а к американским судам.
                                                                                                      0
                                                                                                      то какой же дурак пойдёт на такое место, где можно сесть в тюрьму за махинации каждого подчинённого?


                                                                                                      При Лаврентии Павловиче в директора шли, зная что с совещания у министра можно поехать не домой, а на Лубянку. Тем не менее, шли.
                                                                                                      +1
                                                                                                      Лично я считаю, что решение «давайте вместо двух датчиков используем один, а то придётся пилотам рассказывать о новой системе» должно приводить к уголовному преследованию. Тем более, если менеджеру за это заплатили


                                                                                                      Должно приводить к признанию ошибок в системе государственного контроля за безопасностью полетов и ее реорганизации, я думаю. В хорошо построенной системе контроля у менеджера просто не должно быть законных полномочий принимать подобные решения.

                                                                                                      Скорее всего у конгрессменов следующее мнение: пусть все решает рынок. Разбили самолет — потерпели убытки, то есть «них» есть стимул делать все более менее качественно. Если в фирме уже нет «они», а только плеяда разрозненных кланов, растаскивающих жирные куски по углам, значит фирма скоро загнется и вопрос безопасности решится сам собой. На 100 или 1000 граждан в общем-то политикам плевать: в стране таких размеров как США по естественным причинам в день умирает примерно 15 тысяч человек, с другой стороны любые громкие скандалы — это шанс приподняться по политической лестнице или взять чуть больше «пожертвований» (вполне законных) от финансирующих тебя олигархов.
                                                                                                        0
                                                                                                        Скорее всего у конгрессменов следующее мнение

                                                                                                        В таком случае уголовного преследования вообще никогда не было бы. А оно бывает. Так что вряд ли у конгрессменов такое мнение.


                                                                                                        А вот почему при сертификации не разглядели, это вопрос.

                                                                                                          +2
                                                                                                          Потому что вопрос политический по сути был, и лобби у такой крупной фирмы тоже не маленькое.
                                                                                                            0
                                                                                                            И ответ, почему не является аргументом утверждение
                                                                                                            В таком случае уголовного преследования вообще никогда не было бы. А оно бывает.
                                                                                                      +5
                                                                                                      Вообще если переписывать каждую систему заново (условно говоря, Microsoft Office 2019 делать с нуля), то цена такой системы окажется заоблачной, и контора разорится ещё до релиза
                                                                                                      Ну вот Skype же не поленились переписать с нуля. Как видно, в сторону ухудшения качества переписывание осуществляют не считаясь с затратами, а вот переписать так, чтоб улучшить — на такое менеджмент конечно никогда не пойдёт.
                                                                                                      +2
                                                                                                      За 100 долларов можно нанять других программистов. И тогда софт будет более качественным. Это же очевидно, разве нет?

                                                                                                      Нет. Тут проблема не в софте, а в спеке. Или вы ожидаете от программистов за сотку в час знания аэродинамики и более прикладных дисциплин, чтобы они эту ошибку в спеке увидели?

                                                                                                        +1
                                                                                                        Ну вообще да, упирать всю критичную систему в один датчик — это даже меня смущает.
                                                                                                          +3

                                                                                                          Это пост-фактум легко сказать, что и датчик один, и что система в него упёрлась, и что это было критично. Когда вы пишете один из тысячи модулей, вы вряд ли способны сделать такой вывод.

                                                                                                            +1
                                                                                                            Тут от спеки сильно зависит, скорее всего им дали источник данных без подробностей. Но «программирующий инженер» всё-таки бы спросил — «а что за источник? Можно его спеку?», «просто программист» с галеры решил «дали API, фигачим».
                                                                                                          +2

                                                                                                          Немного наоборот. Я ожидаю, что для написания аэродинамического софта сеньорами будут привлекать программистов со знанием аэродинамики. А таких программистов вряд ли много и они скорее всего за 10 баксов работать не захотят. А за сотку найти можно.


                                                                                                          Обратите внимание, очень часто можно встретить ложную идею, что нужно (или наоборот, бесполезно) тем же людям больше платить, что бы они лучше работали. Это не так. Нужно либо оплатить людям обучение или найти людей, у которых знания уже есть. Найти людей за ту же сумму не получится, они заходят больше денег. Отсюда и ставки большие.


                                                                                                          А у человека со знаниями, разумеется, больше шансов заметить ошибку в спеке и сообщить об этом. А дальше уже от образования менеджера зависит, которое, на мой взгляд, тоже должно быть техническим, что бы понимать, о чем речь вообще. А это опять же, тоже дороже. Но это "дороже" в абсолютных цифрах намного меньше (в десятки раз), чем боинг потерял на запрете полетов. Не прокатило, как говорится.


                                                                                                          P.S. отмечу, что в данном случае ошибки программистов не было, я вижу тут умысел менеджеров ради экономии на обучении и сертификации.

                                                                                                            +2
                                                                                                            К сожалению, это не первый, и наверняка не последний случай. Если программист не представляет откуда берутся данные, которые он обрабатывает, и куда будет использоваться результат то будет бардак.

                                                                                                            На это наткнулись японцы в Hitomi, когда система системы стабилизации и ориентации раскрутили телескоп до его разрыва центробежными силами. Там целый букет, основная причина — непонимание смысла своего куска работы в общей картине.

                                                                                                            И миссия Евросоюза по посадке на Марс. Там тоже прелесть. Одни написали систему определения высоты до поверхности. С обнаружением отказа основного высотомера и перехода на резервные. Вот только критерием отказа высотомера был выбрана ситуация «отсутствие данных». А то что в соседних замерах ( а замер был несколько раз в секунды вроде) высота отличалась на километры в ОБЕ стороны от предыдущего замера (и даже уходила в минус) никого не напрягала — видимо атмосфера у Марса очень турбулентная. А блок управления посадкой пытался рулить на основе этих данных.
                                                                                                            Вишенка на тортике — ближний высотомер особой точности для работы тормозного двигателя (который имел приоритет и отключил бы глючный высотомер) включался при достижении аппаратом высоты 500 м. Ровно. Да, в коде стоял знак =. К сожалению значение 500 в отсчётах высоты не появилось.

                                                                                                            И писали этот код не индийские программисты по $9 за пучок.

                                                                                                            Добавлю что японское руководство проекта оштрафовали на трёхмесячную зарплату.

                                                                                                        +4

                                                                                                        Вы заблуждаетесь в своей попытке переложить ответственность на инженеров. Им разве дали возможность разверстать бюджет, выставить сроки? — нет. Им сказали заткнуться, делать как велено или их место займет индус за 5 баксов в час. Но теперь часть вины на всех на всех, конечно, и "не все так однозначно"(с)

                                                                                                          +2
                                                                                                          Ну как вам сказать. Если вы думаете, что написать в кавычках фразу «не всё так однозначно» — это сильный аргумент, который чего-то там доказывает, то у вас странное представление о логике.

                                                                                                          История далеко не новая. Если копнуть глубже, о подобных же вопросах пишет Гейзенберг (который работал над атомной бомбой для Гитлера), и сотрудники Манхэттенского проекта, и Фейнман в отчёте о взрыве Челленджера. Там тоже были свои индусы за 5 баксов.

                                                                                                          У меня нет задачи перекладывать ответственность на кого бы то ни было. Я говорю лишь о том, что в прошлом ответственных уже находили и наказывали. И что это дало? Воз, повторюсь, и ныне там, значит эта стратегия не работает, хотя я, конечно, понимаю желание найти и наказать. Проблема, видимо, лежит глубже, и я всего лишь обращаю внимание на этот очевидный факт.
                                                                                                            0

                                                                                                            Вы сейчас очень умело обозначили ваши (пусть и скомпилированные в более компактную форму) выводы моими аргументами и на этом скользком утверждении указали на нарушение некой вашей "логики", т.к. хорошо знаете аудиторию и она не любит когда логика страдает. Далее, рассказали всем что виноватых вы найти не пытаетесь, хотя в своем комментарии пытаетесь размазать вину на всех причастных и использовать довольно подзатертую заготовку в виде "уже пробовали наказывать". Заметьте, я не предлагал никого наказывать — я инженер, мне это не интересно. Я предлагал разобраться в причинах, в разделении прав и обязанностей в производственных, выявить перекос приведший к трагедии. И перекос этот очевиден — менеджмент был наделён слишком большими правами без тормозов в виде экспертного совета инженеров. Опытных специалистов, которые топят за инженерную культуру, которые могли-бы наложить вето на внедрение подобных систем. И сейчас чужой пример вам не интересен, т.к. анализ причин и устранение недостатков никак не повлияет на квартальную премию

                                                                                                              0
                                                                                                              В исходной реплике я не увидел у вас попытки разобраться в причинах, а тем более конкретных аргументов. Укажите, где пропустил.

                                                                                                              Окей, сейчас вы говорите более конкретную вещь: перекос в сторону менеджмента без тормозов. Да, это очевидным образом имело место, но как вы предлагаете с этим бороться? Ведь менеджмент — это начальство, а начальство всегда может потихонечку сбагрить нанятого сотрудника из экспертного совета.

                                                                                                              Да и, повторю другую мысль, для меня неочевидно, что исходная идея (воткнуть костыль) была с инженерной точки зрения плохой. Если вообразить себе экспертный совет, я вполне допускаю, что они согласились бы на костыль, и тогда проблемы плавным образом перетекают на недостаток подготовки пилотов (а там экономия оказалась невелика, это можно было себе позволить) и низкое качество самого костыля и его тестирования.
                                                                                                                +3
                                                                                                                Я предлагал разобраться в причинах,

                                                                                                                никто не заинтересован разбираться в причинах, потому что как говорят менты «главное в процессе следствия не выйти на самих себя».
                                                                                                              0
                                                                                                              Совершено верно, при этом разработчик за 100 долларов в час не будет рисковать репутацией и своим спокойным сном, а разработчику за 10 просто намекнут, что нанять такого же можно в сети меньше чем за 10 минут.
                                                                                                              +3

                                                                                                              Там нет какого то одного рокового решения, как может показаться. В статье даётся достаточно много контекста, чтобы показать что конечный результат — это череда мелких, неочевидных решений, которые позволили деградировать системе отвечающей за качество. А обвиняемый в статье — это скорее всего система отношений под названием капитализм. Но это не точно.

                                                                                                                +2
                                                                                                                Да, согласен, именно так. При этом мы знаем, что не при капитализме свои заморочки, и самолёты тоже падают, к сожалению.
                                                                                                                  +6

                                                                                                                  Особенно прикалывает, когда американцы называют капитализмом и свободным рынком свою систему монополий, срощенных с контролирующими их госорганами. При этом у американских левых виноватыми всегда оказываются именно монополии, а не госорганы, потому что "если бы не деньги бизнеса, госорганы были бы честными и пушистыми — мы ведь за них ГОЛОСУЕМ".

                                                                                                                    +2

                                                                                                                    Поддерживаю, выглядит так, что большая компания неизбежно занимает доминирующее место на рынке и неизбежно оптимизирует свои расходы, увольняя инженеров и вовлекая людей из гос-органов. Один из рычагов контроля за такой компанией — мировой рынок, и судя по всему основная проблема, что после падения двух самолетов рынок сильно на это не отреагировал (в тот момент, но сейчас вроде бы уже отреагировал). До этого казалось, что мировому рынку такая плата за удешевление транспортировки вполне приемлема. Еще ситуацию сильнее смажет коронавирус.

                                                                                                                      +2

                                                                                                                      И при этом же, например, никого не волнует, что та же CDC запретила частникам разрабатывать тесты против известно чего, но при этом сама жидко обделалась и тем самым сильно ухудшила ситуацию с коронавирусом в США.


                                                                                                                      Но не, при этом CDC никто не осуждает. Давайте лучше… так, а что там кровавый капиталист Безос недавно говорил, давайте лучше это обсудим?

                                                                                                                      +5
                                                                                                                      Там нет какого то одного рокового решения, как может показаться. В статье даётся достаточно много контекста, чтобы показать что конечный результат — это череда мелких, неочевидных решений
                                                                                                                      Роковое решение есть — это чрезмерная экономия вследствие некомпетентности, халтура и махинации с сертификацией. Это решения, определяющие вектор. Остальное — это мелкие шаги в заданном направлении.
                                                                                                                      Утверждение, что роковых решений нет, позволяет размазать ответственность и переложить её с людей, принимавших ключевые решения.
                                                                                                                        0

                                                                                                                        Именно, но как найти ответственных в таком случае? Я говорил, что там нет единственного рокового решения. Есть совокупность факторов — "желаение получить больше за меньше средств". Любой бизнес движется к оптимизации затрат, но не любой бизнес ре-инвестирует доход от этих оптимизаций в то, чтобы выпускать более качественные продукты, усиливая контроль качества. Особенно при ослаблении контроля за бизнесом (в том числе и общественном контроле) — он почти всегда склонен оптимизировать затраты, жертвуя качеством. Поэтому, если посмотреть на ситуацию сверху, то там нет конретных людей, хотя конечно всегда можно найти "особо отличившихся".

                                                                                                                          0
                                                                                                                          Именно, но как найти ответственных в таком случае? Я говорил, что там нет единственного рокового решения.
                                                                                                                          Можно приблизительно найти некую ключевую точку, когда жадность и некомпетентность взяла верх над разумом. Понятное дело, что это случилось не за день и не за два до катастроф. Тем не менее, кто знаком с конторой изнутри, легко укажут, когда примерно это произошло и чьми трудами.
                                                                                                                          Когда-то давно, я работал в одной не очень здоровой компании (был юн и неопытен). Более опытный товарищ сказал мне: «Чего ты хочешь, Максим? Хорошие люди ушли, плохие остались». Имея инсайд, несложно вычислить момент, когда хорошие люди начали уходить.
                                                                                                                            +1

                                                                                                                            Ведь нельзя привлекать "хороших людей", которые ушли, к ответственности за то что они ушли? Компания не создала условия для того чтобы они остались.

                                                                                                                              +1
                                                                                                                              В таких случаях часто бывает, что человек не сам ушёл, а «его ушли». А если и остался — что толку, если хороший человек вынужден плясать под дудку плохого? И, в результате, сам становится плохим…
                                                                                                                              Рыба тухнет с головы.
                                                                                                                                +1

                                                                                                                                Многое решает рынок, рынок для инженеров и управленцев. Если есть два предприятия, где во втором платят X2 по зарплате, и еще дружелюбный и понимающий коллектив, и интересные проекты — скорей всего "хорошие люди" будут перетекать туда. Итак, получаем ситуацию когда денег в авиастроении становится меньше, а требования к специалисту растут — как итог вымывание компетентных кадров. Это многолетний процесс, и как мне кажется, это может совсем не зависеть от головы, потому что кадры из тухлой головы тоже подвымыты.

                                                                                                                                  0
                                                                                                                                  Многое решает рынок, рынок для инженеров и управленцев. Если есть два предприятия, где во втором платят X2 по зарплате
                                                                                                                                  И есть аутсорс в Индии, где платят в 10 раз меньше ;)
                                                                                                                                    0

                                                                                                                                    То есть, получается аутсорс убил боинг?

                                                                                                                                      +2
                                                                                                                                      Такое ощущения, что вы хотите вытянуть из меня признательные показания :)
                                                                                                                                      Есть такая штука, как культура производства, атмосфера — это можно называть по-разному. Выстроить её достаточно сложно и долго, а разрушить — легко и быстро. Для этого достаточно некомпетентного, но активного высшего руководства.
                                                                                                                                      Что касается аутсорса — индийские аутсорсеры не виноваты в том, что они некомпетентны. Все мы когда-то ничего не умели.
                                                                                                                                      Ответственность здесь на тех, кто отказался от компетентных инженеров и возложил задачу на некомпетентных.
                                                                                                                                      Аутсорс — это, всего лишь, инструмент. Если вы по неаккуратности отрежете себе палец кухонным ножом — кто виноват? Кухонный нож, как инструмент, или ваша неаккуратность?

                                                                                                                                      PS Естественно, что у меня нет инсайда из Боинга. Я читал всё то же самое, что и вы. Плюс наблюдения и опыт.
                                                                                                                                        0
                                                                                                                                        Тот редкий случай, когда согласен с обоими спорящими
                                                                                                                            +3
                                                                                                                            но как найти ответственных в таком случае

                                                                                                                            Их не надо искать, их уже и так знают.


                                                                                                                            1. Я издал Приказ по предприятию — говорит директор. Согла но Приказу с завтрашнего для вы будете реже кормить коров и чаще их доить.


                                                                                                                            2. Все ознакомились и пошли исполнять. Потому что перечить директору — оказаться на улице завтра же.


                                                                                                                            3. Через полгода все коровы сдохли, у предприятия миллион убытков.


                                                                                                                            4. Идут разборки. — Так, к продажникам претензий нет, вы свободны. Бухгалтерия, ваш косяк? — Нене, чо, мы ничо, вот документы с вашей подписью! — Таак, тут тоже понятно. Отдел Жизнеобеспечения Коров, а ну иди сюда!- А мы-то чо, мы ничо, мы ваш приказ исполняли! — Какой еще приказ? — А вот этот, про меньше кормить. — Так, я не понял, а где в моем приказе про падёж? Я не писал про падёж, это вы чего-то на.евертили, ваш косяк!



                                                                                                                            Примерно такое я видел несколько раз в жизни. От простых редакций газет до условных газпромов.
                                                                                                                            Полагаю, условных же боингах дело обстоит точно так же.

                                                                                                                              0
                                                                                                                              Для этого существует votum separatum, докладная записка от сотрудника отдела жизнеобеспечения коров директору, что из-за исполнения приказа коровы могут начать дохнуть. Автора скорее всего уволят за низкую лояльность, но у остальных будет отмазка.
                                                                                                                                0
                                                                                                                                Я видел ситуацию в которой votum separatum просто не учли при разбирательстве на высоком уровне, хотя при расследовании на него было очень явно указало в документах. «Сепарировавшийся» пошел искать новую работу, директор продолжил спокойно работать с двумя выговорами. Хотя может это исключение подтверждающее правило.
                                                                                                                        +1
                                                                                                                        им платили 10 долл в час — ну что с того, если бы им 100 платили, они бы не поумнели всё равно
                                                                                                                        Интересная мысль…
                                                                                                                        А если с другой стороны посмотреть? Вот человеку платили 100, а потом вдруг стали платить 10, что произойдет?
                                                                                                                          0
                                                                                                                          А если с другой стороны посмотреть? Вот человеку платили 100, а потом вдруг стали платить 10, что произойдет?
                                                                                                                          Это не так. Человека, которому платили 100, уволили и наняли человека, согласного работать за 10.
                                                                                                                            0

                                                                                                                            Это мы увидим через пару месяцев на практике.
                                                                                                                            В авиации уже появился пример урезания зарплат в ДЕСЯТЬ раз (АК Россия, 2020), возможно и до нас докатится.

                                                                                                                            +1
                                                                                                                            стелс вообще аэродинамически неустойчив, и на одних таких костылях и летает.

                                                                                                                            Все современные истребители и многие другие самолеты неустойчивы, это повышает маневренность.
                                                                                                                              0
                                                                                                                              Ну да. Собственно, F-117 ведь полетел 38 лет назад. Иными словами — средства решения задачи уже давно разработаны. Даже аналоговые СУ такие проблемы решали.
                                                                                                                                0
                                                                                                                                Это немного не о том. Вообще почти все истребители аэродинамически неустойчивы, иначе у них манёвренности не будет. Но. Вы вообще обращали на количество потерянных небоевых потерь истребителей? Посмотрите хотя бы новости: они падают по несколько штук в год. Притом что F-117 за всё время выпущено было всего 64 штуки, но и даже каких-нибудь грачей (которых, по всеобщему мнению, наклепали «видимо-невидимо») — было за всю историю выпущено почти на порядок (в 10 раз) меньше, чем, скажем, тот же Боинг 737.

                                                                                                                                Для пассажирской авиации это, мне кажется, всё-таки неприемлемо.
                                                                                                                                  0
                                                                                                                                  надо добавить, что ради минимизации потерь там есть средства спасения, но даже они не улучшают картину.
                                                                                                                                    0
                                                                                                                                    Ну это частности. Я просто о том, что даже 737 MAX, даже со всеми MCAS'ами и пробелами в документации… даже вот со всем этим грузом… на порядок (как минимум) более безопасная машина, чем истребитель.

                                                                                                                                    Потому ссылаться на что и как там делают в истребителях… не стоит: это совершенно иная техника с совершенно иными критериями качества.
                                                                                                                                      0
                                                                                                                                      Максов сколько? 393? Производство с 2014 года, а эксплуатация с 2017?
                                                                                                                                      И за два года (на пару дней меньше) — две аварии? Причем одна с второй попытки?
                                                                                                                                      Я как-то не уверен что порядок безопасности у них сильно отличается, ибо тех же грачей 1320, их уже десяток лет эксплуатируют и условия их использования — это не взлёт/посадка и курс по прямой.
                                                                                                                                        0
                                                                                                                                        Тех же грачей несколько штук разбились уже в Афганистане — и нет, я не имею в виду боевые потери.

                                                                                                                                        Да, истребители летают не по прямой, но если сравнить небоевые потери в пересчёте не на количество самолётом, а на количество часов, проведённых в воздухе… там разница минимум на порядок.

                                                                                                                                        В 1985м, в разгар войны, те самые «грачи» налётывали по 200-300 часов в год, МиГи — в 10 раз меньше… а у пассажирских самолётов ежедневный налёт — часов 10 (не когда все на карантине сидят, конечно).