Как стать автором
Обновить

Диджитал в шахтах и цехах: почему IT-специалисты идут в промышленность

Блог компании Северсталь Java *Карьера в IT-индустрии Разработка под AR и VR *IT-компании
Кто-то после института учит детей программированию, а кто-то — участвует в стройке ГОК на севере Забайкалья. Кто-то все меньше внимания уделяет фронтенду и изучает биоинформатику, а кто-то счастлив вдыхать жизнь в промышленных монстров. Это реальные истории, рассказанные нам участниками опроса, который мы устроили вместе с Хабром. Мы показали эти результаты нашим айтишникам, попросили сравнить их с собственным опытом и помочь разобраться, почему программисты выбирают работу в промышленности и какой видят её изнутри. Результат — истории под катом: как создаются VR-тренажёры для суровых металлургов, как можно прокачаться на комбинате и из каких компонентов состоит айтишное счастье. Поехали!

В опросе айтишники выбирают комфортные условия труда, адекватную оплату, возможности для обучения и задачи с очевидными результатами. Мы попросили наших айтишников сверить результаты опроса с собственным опытом и рассказать, чем может привлечь промышленный гигант, чем они занимаются и как видят работу в компании изнутри.

Какие задачи влияют на выбор работы

Приветствую, Хабр, меня зовут Максим Паршонок, я — разработчик AR/VR-решений. Попал в Северсталь прямиком из вуза. Пока учился, мечтал об интересных и необычных задачах, о GameDev'e — в целом по результатам опроса тоже попадал в «среднее по палате» на Хабре и именно так начал работать в Северстали. Когда учился на третьем курсе, меня пригласили на мероприятие для студентов в Северсталь-инфоком. Через некоторое время позвали на собеседование и предложили как раз те задачи, о которых я мечтал: разрабатывать VR- и AR-приложения и работать с 3D-графикой. Я согласился, не раздумывая.
На работе я:

Как Бэтмен: спасаю жизни и оборудование

Наша команда занимается разработкой приложений виртуальной и дополненной реальности. Мы создаём приложения для нескольких направлений: маркетинг, промышленная безопасность и обучение промышленным технологиям; делаем обучающие приложения под ключ с нуля: человек надевает 3D-очки и учится в виртуальной реальности. Например, мы делали приложение для Яковлевского ГОК. Его задача — обучить человека быстро выбраться из шахты в случае ЧП, например, при задымлении или обвале. Такую ситуацию не смоделируешь в реальных условиях. А в случае ЧП счёт пойдёт на минуты, поэтому важно, чтобы человек мог отработать план действий с помощью обучающего приложения.
Ещё один пример из моей работы — тренажёр техники безопасности для ремонтного цеха. Суть тренажёра в том, что человек отрабатывает действия в цеху и видит последствия нарушения техники безопасности. Например, на его коллегу что-то падает. Это гораздо нагляднее, чем просто прочитать правила безопасности.
Основное направление нашей работы — обучение. Это очень важно, ведь в производстве часто бывают ситуации, когда нельзя поставить человека за оборудование, чтобы обучать. Это либо слишком опасно, либо это новое оборудование, обращению с которым надо обучить до того, как его установят. Например, мы делали приложение-тренажёр для сталеплавильного производства — он предназначен для обучения персонала, задействованного в процессе разливки стали. Он позволяет обучать сотрудников правильно и безопасно выполнять основные технологическое операции.
Ещё один проект, который очень мне запомнился: компьютерная игра 3D-полигон. На предприятиях Севергрупп есть уже около 10 классов виртуальной реальности. То, что это программа для ПК без VR, позволило увеличить её аудиторию и быстро обучить много людей. С её помощью уже обучили около 500 мастеров. В программе игрок страхует грузы, выбирает нужные СИЗы, поднимает и перемещает груз с помощью крана, соблюдая технику безопасности. Нарушения приводят к поломкам оборудования или травмам на производстве. Всё очень наглядно.

Применяю игровые технологии для серьёзных задач

Мы даём людям новые способы обучения, и это эффективнее, чем простое штудирование теории. VR обеспечивает погружение в процесс: человек из учебной аудитории переносится в виртуальный цех и действует уже там. Такой подход повышает вовлечённость, он безопаснее и гораздо интереснее.
VR позволяет симулировать любые действия, которым человек не может обучиться в реальных условиях. Например, при отработке действий при аварии или пожаре работники тренируются правильно реагировать на ЧП в безопасной цифровой среде без риска для оборудования и своего здоровья. Раньше тренировки проводились в живом режиме раз в несколько месяцев. Ради них приходилось останавливать работу цехов, а теперь эти же задачи отрабатываются, с одной стороны, чаще, а с другой — не влияют на рабочий процесс.
На нашу работу иногда смотрят скептически. Например, мы делали тренажёр для коксового машиниста: распечатали на 3D-принтере копии реальных контроллеров для перемещения машины и интегрировали Leap Motion — устройство захвата движений рук. В процессе работы к нам приходили эксперты для консультаций — и реакция была такая, будто мы в игрушки играем. Но когда мы доделали тренажёр и они увидели результат — их мнение сразу изменилось. Сказали, как жаль, что их так не учили. В такие моменты я чувствую, что моя работа значима и делает жизнь людей лучше.

Гуляю по шахте и учусь дышать под землёй

На работе мне постоянно нужно вникать во что-то новое. Когда мы делали тренажёр для Яковлевского ГОКа, нужно было спуститься в шахту. Сложно передать даже эту атмосферу. Шахта находится глубоко под землёй, там около 700 метров глубины. Чтобы спуститься, нужно пройти инструктаж и медосмотр, надеть много экипировки, научиться работать с самоспасателем. Это такая штука, благодаря которой можно около двух часов дышать под землёй в случае задымления. Спускаться в шахту нужно в специальном лифте — клети.
В самой шахте очень темно и холодно, а в некоторых местах, наоборот, жарко и душно. Ещё там огромное число коридоров — можно заблудиться. Меня удивило, что там бывают лужи и даже дождь. Там, под землёй, ездят машины и работает мощное оборудование, работают люди. Но там физически тяжело находиться. Чувствуешь облегчение, когда поднимаешься оттуда. Побывав в шахте, я понял, что работать разработчиком — это на самом деле круто и легко.

Какие возможности обязательны

Привет, Хабр! Меня зовут Александр Мошаров, я руковожу группой веб-разработки в управлении по развитию новых технологий. И я с большинством Хабра. Возможность учиться, карьерного роста и работы из дома — да, как и для прошедших опрос, для меня это ключевые возможности. На работу в Северсталь меня пригласил бывший руководитель, который сам туда ушёл незадолго до меня. Я ушёл за ним и в результате:

Могу менять направления работы

Говорят, что у меня зависимость от этой работы, и думаю, что она у всей команды. Я не хочу с ней расставаться, и вот почему: никакого легаси, проекты с использованием облачных сервисов, возможность писать фронтенд и бэкенд, эксперименты с любыми языками программирования, фреймворками и базами данных, участие в тестировании новых инфраструктурных сервисов компании, работа с «железом».
Работа в R&D подразумевает большое количество черновых проектов. Я пришёл на должность разработчика и основной нагрузки ожидал на фронтенде, но всё пошло не по плану. В итоге пришлось поднимать Hyperledger Fabric, писать смарт-контракты на Ethereum, делать чат-боты, различные парсеры и дашборды, работать с нейронными сетями и инфраструктурой интернета вещей. Это не считая большого количества API и других мелких сервисов, а также самого фронтенда. Это не масштабные проекты, но очень разнообразные и интересные. Поэтому моя текущая должность — идеальна для развития, ведь я могу перейти с неё в другие направления и прокачивать не только технические навыки.

Учусь новому

В Северстали я не просто могу, а должен учиться, — это входит в мои годовые цели. А ещё в них входит изучение новых технологий с созданием прототипов. Кроме возможности (часто необходимости) прохождения внешних курсов есть и внутренние со своими тренерами, а также портал интерактивных курсов и электронная библиотека. Если сравнить внутренние курсы с внешними, то я не увидел особой разницы в качестве и подаче материала. Разница в контексте — информацию проще усвоить на реальных, знакомых тебе примерах.
Один из самых классных внешних курсов, которые я проходил, — курс на продакт-менеджера. Нам рассказали про подходы к генерации и развитию идей и их использование в существующих продуктовых командах, показали, как определить перспективы продукта, как работать с обратной связью и реагировать на негатив. Из внутренних великолепна была обучающая программа молодых руководителей. Выражаясь в терминах ООП, я получил доступ к родительскому классу каждого из своих сотрудников с его скрытыми свойствами и методами =)

Учусь на собственных ошибках

По прошествии некоторого времени, когда я уже проникся культурой и правилами Северстали, случилось происшествие, по итогам которого я познакомился с большим количеством руководителей. Был интересный проект интеграции внутреннего чат-бота с облачными сервисами искусственного интеллекта и тикет-платформой. Одной из последних задач стояло проведение нагрузочного тестирования сервиса. Я опущу согласования и подготовку, но вы понимаете, о чем я, да?
И дело даже не в том, что я на пару минут положил тикет-систему, а в том, что я успел создать несколько сотен тикетов со статусом ошибки, которые поддержка должна вовремя закрыть, иначе негативная оценка системы, годовые цели, премия…
Мне позвонили минут через 15 после теста и спросили, что я думаю делать со своими тикетами (оказалось, их нельзя просто удалить и не так-то просто отменить). Я собрал контакты всех участников цепочки обработки заявок и обзвонил их. Это был шок для меня: никакого негатива, то есть вообще никакого. Разумеется, все тикеты мне пришлось закрывать самому и делать это руками через интерфейс.
На этом уроке я усвоил несколько важных вещей:
  • Мы с коллегами можем по-разному смотреть на задачи, поэтому их описание должно быть достаточным для исключения неверной трактовки.
  • Описание задачи может носить устный характер, только если задача будет выполняться в ближайшее время.
  • Описание процесса взаимодействия с сервисом должно быть детальным и согласованным с лицами, ответственными за этот сервис.

На что айтишники проверяют работодателя

Привет, хабровчане. Я — Андрей Бойцов, java-разработчик. И я в одной обойме со всеми прошедшими опрос: для меня, с одной стороны, важны условия труда в компании, а с другой — возможности роста. Наверное, это потому, что я пришёл в Северсталь из маленького стартапа. У нас было всего 16 человек, в какой-то момент я понял, что достиг пика на этом проекте. Стало скучно, захотелось чего-то нового, а мне как раз предложили масштабные задачи, где я мог развернуться.
В Северстали я:

Решаю масштабные задачи

После стартапа мне пришлось привыкнуть к большому коллективу, к тому, что чтобы решить какой-то вопрос, может понадобиться писать имейл или звонить в другой город. На предприятии более сложная организация процессов и огромное количество людей. Но я быстро к этому привык.
От моих задач зависит работа большого числа людей. Например, сейчас я занимаюсь проектом по геймификации работы. Проект охватывает всех сотрудников компании, в нём можно прокачать свои навыки, участвуя в различных мероприятиях, играх, вебинарах. За участие в активациях сотрудники получают баллы, так называемые инфокойны, которые можно обменять на товары магазина поощрений. Ещё один мой проект — интеграция двухсистемного ведения задач. Это когда сотрудник создаёт задачу в одной системе, а она тут же появляется в другой. В итоге на мне гораздо большая ответственность, но и результаты, какими бы они ни были, тоже становятся сразу видны.

Пользуюсь корпоративными возможностями

Многие боятся крупных проектов, так как считают, что в них сложнее реализовать свою идею. На деле у нас согласовать проект или идею довольно легко, если она не затрагивает работу критичных систем, но это вполне логично. Технические идеи мы всегда обсуждаем командой. Если пришли к выводу, что это может нам быть полезным, обкатываем и пробуем.
Как и любой крупной компании, Северстали требуются специалисты со знанием актуальных и новых инструментов, и она готова обучать своих сотрудников: в прошлом году, ещё до карантина, я посетил конференцию Jocker, а в этом — побывал на ней онлайн и получил важную информацию по текущим проектам. Ещё из бонусов, которыми приятно пользоваться: бесплатный доступ к библиотеке МИФ, скидки от наших компаний-партнёров (TUI, Лента). А ещё по итогам работы компания выплачивает достаточно хороший годовой бонус.

Спрос на инновации и вау-эффект как бонус

А ещё работа в промышленной сфере — это шанс не только увидеть доменную печь, плывущий по ленте раскаленный металл и БелАЗы с колёсами в человеческий рост, но и сделать работу с ними проще, безопаснее, производительнее. Так что правы те участники опроса (а их больше половины), которые убеждены, что промышленность — перспективное направление карьеры для IT-специалиста.
Теги:
Хабы:
Всего голосов 29: ↑28 и ↓1 +27
Просмотры 18K
Комментарии Комментарии 23