Как брать интервью

Интервью — разговор с потенциально интересным аудитории собеседником. В нем интервьюер задает вопросы, а интервьюируемый на них отвечает. Условно можно выделить два подформата: интервью-рассказ и интервью-дискуссия.

В первом главное, чтобы человек рассказал новое и неизвестное. Такое интервью не обязательно делать в формате вопросов и ответов. Их хорошо читают и в виде монологов.

Было

— На каком факультете ты учился?

— На факультете компьютерных наук.

— Тебе там нравилось?

— Преподаватели хорошие, но программа устаревшая, приходилось много искать самому.

— Поэтому бросил?

— Да.

— Когда это было?

— В 2007

Стало

— Я учился на факультете компьютерных наук. Мне нравились преподаватели, но программа была устаревшая, и приходилось много искать самому. Поэтому в 2007 году я бросил университет.

Во втором формате главное взглянуть на известное под новым углом, подвергнуть сомнению и проверить на прочность. Здесь подходит только формат вопросов и ответов.

— Говорят, вы пишете не тот код, которым можно гордиться.
— Но мы пишем и гордимся, и вообще всех вертели.

Подготовка

К обоим вариантам надо по-своему готовиться. 

В первом — составить примерный стержень истории из того, что удалось узнать о собеседнике, и представить, как бы в идеале хотелось, чтобы спикер о себе рассказал. По этому стержню легче придумать вопросы.

Во втором — изучить надо тоже все, но искать не новую историю, а слабые места в известном. Здесь нужны не только вопросы, которые двигают историю и закрывают белые пятна, но и провокационные тезисы со знаком вопроса.

— Тесла — говно, а Маск нас обманывает. Что думаешь про это?
— Я не думаю, я бью в репу.

Есть мощный тип вопросов, с которым лучше быть осторожнее — мысленные эксперименты. Это позволит спикеру пофантазировать, порефлексировать и раскрыться. Но не все это любят — и отвечать, и читать.

— А что если бы мир сложился так, что социальные сервисы и приложения для фоточек не приносили денег — чем бы вы занимались?
— Тем, что их приносит.

Разговор

Разговор лучше записывать на два девайса, чтобы всегда был бэкап. 

Идеальный темп: один повествовательный, два уточняющих вопроса.

— Расскажи про идею квантового коагулятора блошиного вымени. (двигаешь спикера дальше по истории)

— А как он вообще устроен? (останавливаешь и просишь разжевать)

— Почему именно блохи, а не тюлени? (и еще немного, но не увлекаясь)

Если вопросы в ходе разговора стали неактуальными — выкидывайте на ходу. Если появились новые — лучше быстро их записать, пока слушаете ответ, и задать потом, чтобы не перебивать. Или когда будет более подходящий момент. Если в разговоре появилась симпатия к спикеру и вдруг расхотелось спрашивать неудобное — надо дать себе по щеке и все равно спросить.

Редактирование

Расшифрованный разговор надо разобрать на куски и собрать заново. В тексте должна быть линейная последовательность, собранность всех мыслей по своим местам и никаких повторов. Каждая тема вытекает из предыдущей.

Было

  • 5 минут про продукт;

  • 1 минута про то, какие чудесные люди его сделали;

  • 6 минут про студенческие годы;

  • 3 минуты советов по найму программистов;

  • 2 минуты про классную фичу в продукте;

  • история как появился продукт, 3 минуты;

  • еще минута про чудесных людей, которые его сделали;

  • история из студенчества, 1 минута;

  • еще 10 минут про продукт;

  • вспомнил еще один совет по найму программистов, 30 секунд.

Стало

  • яркая история из студенчества и про студенческие годы в целом, 7 минут;

  • история о том, как появился продукт, 3 минуты;

  • 17 минут про продукт и его классную фичу;

  • 2 минуты про то, какие чудесные люди его сделали;

  • 3,5 минуты советов по найму программистов.

Начало должно быть как можно ближе к сути разговора. Никаких приветствий, знакомств, вводных вопросов и экспозиций. Все, что читателю надо знать перед интервью, лучше вынести в лид. Начинать интервью, как будто читатель подключился к разговору на пару минут позже начала — это нормально, модно и молодежно. Как у Джека Лондона.

Было

— Привет, спасибо, что согласился поговорить.

— Да ладно, не вопрос.

— Для начала расскажи читателям Хабра, кто ты такой.

— Я Бэтмен.

— Ого, круто.

— А то!

— И как ты стал Бэтменом?

— Когда мне было 9 лет, грабитель убил моих родителей у меня на глазах.

Стало

Мы поговорили с Бэтменом, он крутой.

<cut/>

— Когда мне было 9 лет, грабитель убил моих родителей у меня на глазах.

Если при сборке и разборке текста фрагмент не влез в архитектуру и мешает повествованию, сделайте рерайт слов спикера и вынесите рассказ об этом во врезку с помощью <blockquote></blockquote>.

Концовка, как и начало, должна быть без разговорного мусора, вроде прощаний и благодарностей за беседу.

Когда архитектура готова, можно переходить к косметике.

Вопросы автора должны быть короткие, не больше одной строки. Надо убрать из них абсолютно все разговорное.

Было

— Вот если взять к примеру вашу компанию: ты говоришь, что вы выросли в триста тысяч раз и написали миллиард тысяч строк кода за полгода. Но как ты оценишь ваше состояние, когда это происходило? Как вы справились? Как росли и не лопались? Как это вообще? Расскажи, а? Как вы справились с ростом?

Стало

— Как вы справились с ростом в триста тысяч раз и не лопнули?

Двойные вопросы тоже лучше разбивать.

Было

— Как все началось? И как все закончилось?

— Хорошо и плохо.

Стало

— Как все началось?

— Хорошо.

— А как закончилось?

— Плохо.

С разговорными оборотами в словах спикера так жестоко воевать не надо, ему можно. Но можно удалять лишние части речи, исправлять инверсии и пересобирать хронологию повествования.

Было

— Ну если говорить про курьезные истории, то была со мной одна, когда меня уволили за модуль, который пол-Москвы обесточил. Я до этого жил не тужил, а теперь вот бомжую. Работал я в сервисе который следит за всеми. Разбирался как мог. Писал модуль, и как бы помощи или там советов не у кого было просить. А я тогда совсем джуном был. Модуль тот запустился и утечку памяти никто не нашел. Ну энергию стало жрать нещадно. Потому что модуль вообще все камеры контролировал. И от перенапряжения рубануло. Вот так.

Стало

— Со мной произошла одна курьезная история. Я был джуниором в сервисе, который за всеми следит. Жил не тужил, но однажды мне поручили написать модуль, который используется в работе всех камер слежения. Просить помощи или советов было не у кого, поэтому я разбирался сам.

Когда модуль запустился, в нем возникла утечка памяти, камеры стали нещадно жечь энергию. Это вызвало перенапряжение, которое вырубило электричество в половине Москвы.

После этого меня уволили, и с тех пор я бомжую.

Оформление

Каждая реплика начинается с тире, а вопросы выделяются жирным шрифтом.

Если в интервью несколько собеседников, обозначаем имена так:

Билл Гейтс (@username1): Нас тут много собралось, будем отвечать по очереди.

Тим Кук (@username2): Хе-хе.

БГ: Что смешного?

Согласование

Гражданский кодекс РФ говорит нам, что интервьюируемый считается соавтором материала, выходящего в формате «вопрос–ответ», и его согласие на публикацию обязательно.

Кроме того — это просто здравый смысл, хороший тон и общепринятая практика. Раз мы так вольно обращаемся с речью спикеров, то лучше показать им текст перед публикацией. Но просьбы переписать, изменить смысл, сгладить формулировки и все в этом духе отвергаем до последнего. Без вопросов исправляем только фактические искажения.

Часто согласованием занимается не сам собеседник, а его PR-служба. Вот как можно убедить пиарщика, если он пытается добавить в текст то, чего не было, или наоборот — что-то выкинуть:

  • объяснить, что PR-служба не имеет права писать свой текст вместо того, который был записан — это нарушение вашего авторского права и их босса;

  • в борьбе за факты использовать простой аргумент — вот это человек говорил, а вот этого не говорил;

  • объяснить, что нельзя выбрасывать вопросы — это объект редакционного авторского права.

Согласовывайте только само интервью, без лида и заголовка.