Pull to refresh

Доклад Римского клуба 2018, Глава 1.10 «Повестка 2030: Дьявол кроется в реализации»

Research and forecasts in ITEcologyThe future is here
Translation
Original author: Prof. Ernst von Weizsäcker and Dr. Anders Wijkman
За три месяца до принятия Парижского климатического соглашения ООН надзирала за принятием другого единодушного соглашения — Повесткой 2030 [94], главным образом состоящей из 17 Целей в области устойчивого развития и 169 определяющих их задач. Рисунок 1.12 включает пиктограммы этих 17 Целей.


Рисунок 1.12: 17 Целей в области устойчивого развития на период до 2030 года. Цели № 1-11 могут быть рассмотрены как социально-экономические. Цель № 12 — об ответственном (устойчивом) потреблении и производстве. Цели № 13-15 связаны с окружающей средой. Цель № 16 — о мире, справедливости и общественных институтах. Цель № 17 — про партнёрство в этом процессе.

Декларация, сопровождающая Цели, в изложении своего видения содержит следующее утверждение: “… мы представляем себе мир, в котором развитие и применение технологий являются климатически-чувствительными, считаются с биологическим разнообразием и устойчивы. Такой мир, в котором человечество живёт в гармонии с природой и в котором дикая природа и прочие живые существа защищены.” [95]

В то время как Римский клуб всецело поддерживает данное “в высшей степени амбициозное и преобразующее видение”, существует потребность в проверке целостности Целей и модальностей, по которым эти Цели будут выполнены. И вот в чём истинный смысл приведённой цитаты. Смысл без сомнения относится к трём Целям, связанным с окружающей средой, и утверждает о следующем: о срочных действиях, которые необходимы в битве с изменением климата (Цель № 13); о важности сохранения и устойчивого использования океанов, морей и морских ресурсов для устойчивого развития (Цель № 14); о защите, восстановлении и продвижении устойчивого использования земных экосистем, об устойчивом управлении лесами, противодействии опустыниванию, приостановлении и направлении вспять деградации земель, приостановлении потери биоразнообразия (Цель № 15).

Однако нигде в Повестке 2030 не подтверждается, что успехи в достижении 11 социальных и экономических Целей (№ 1-11), в случае использования традиционных политик роста, сделают практически невозможным даже снижение темпов глобального потепления, прекращение переылова рыбы в океанах или остановки деградации земель, не говоря уже о прекращении потери биоразнообразия. Другими словами, если предполагать, что не будут определены и предприняты значительные изменения в способах достижения экономического роста, человечество столкнётся со значительными компромиссами между социально-экономическими Целями и Целями, связанными с окружающей средой.

Если опираться на судьбу схожих целей, упомянутых в Повестке дня на XXI век [96], дефицит в социально-экономическом направлении будет решаться путём ускорения роста и торговли, что приведёт к волнообразной эрозии окружающей среды, будь то климат, океаны или наземные системы. И несмотря на социально-экономический прогресс, который был достигнут этой тактикой в течение последних 25 лет, его нельзя считать достаточным — явно не таким, какой на самом деле необходим. Для достижения этого потребуется радикально новый синтез.

Такой синтез должен учесть, что для развивающихся стран конфликт между социальными Целями и Целями, связанными с окружающей средой, зачастую приглушён. Развивающийся мир часто ссылается на мощный слоган покойного премьер-министра Индии Индиры Ганди, изречённый ею во время первого саммита ООН по защите окружающей среды в Стокгольме в 1972 году. Её слоган звучал так: “Бедность — самый большой источник загрязнений”. В то время данное утверждение содержало большую часть правды. Сложности, связанные с окружающей средой, сводились в основном к местным проблемам из-за загрязнений. В такой ситуации очевидным решением был контроль над загрязнениями, что стоило определённых денег, которые могли себе позволить лишь богатые.

Проблема в том, что в наши дни более точным слоганом будет “Достаток — самый большой источник загрязнений”. Всё из-за того, что выделение парниковых газов, расходывание ресурсов, а также эксплуатация земель, ухудшающие качество почв и биологически-богатых сред обитания, являются спутниками достатка. Такая реальность ясно видится в недавнем отчёте Шанселя и Пикетти [97], где прослежена общемировая неравномерность в углеродных выбросах в период 1998-2013 годов. Авторы отмечают, что 3 миллиона богатейших американцев (первые 1%) в среднем ответственны за выбросы CO2 в размере ошеломляющих 318 тонн на душу населения в год, в то время как среднее значение на человека в мире около 6 тонн! Получается, что на богатого человека приходится более чем в 50 раз больше загрязнений и потребления, чем на среднестатистического жителя, что уж говорить про беднейших людей на планете.

Часто ссылаются на то, что бесполезно рассматривать бросающийся в глаза образ жизни богатых — ведь их число невелико. Однако данные, предоставленные Пикетти, рисуют иную картину. Факт состоит в том, что 1% самых богатых американцев ответственны примерно за 2,5% (!) от общемировых выбросов парниковых газов. Если рассмотреть 10% богатейших семей в мире, их вклад в выбросы парниковых газов составляет уже 45% от всеобщего уровня. Так что прежде всего стоит нацеливаться на изменение привычек богатых, а не бедных.

Это означает, что развивающиеся страны правы, заявляя, что основная ноша изменения курса должна лечь на богатые страны. Очевидно, что развивающиеся страны видят в своих приоритетах достижение Целей устойчивого развития в социально-экономическом направлении, вроде ликвидации нищеты (Цель № 1), обеспечения продовольственной безопасности (Цель № 2), здравоохранения (Цель № 3), образования (Цель № 4) и занятости для всех (Цель № 8). В конечном счёте, эти цели имеют значение для каждого человека на планете — 7,6 миллиарда на сегодняшний день, 9 миллиардов менее чем через 20 лет и, возможно, 11,2 миллиарда к концу текущего столетия. [98] Это ужасающее число показывает, что мир не желает или не способен изменить свои демографические привычки (см. Главу 1.7).

Пока “достаток является самым большим источником загрязнений”, упомянутые компромиссы между Целями в социально-экономическом направлении и Целями, связанными с окружающей средой, будут преобладать и будут в корне затмевать и подрывать успехи в социально-экономической области. С другой стороны, каждый должен согласиться с заявлением ООН, что “17 Целей устойчивого развития — универсальные цели и задачи, которые должны вовлекать весь мир, в равной степени развитые и развивающиеся страны. Эти цели являются цельными и неделимыми и они соблюдают баланс между тремя измерениями устойчивого развития”. [99]

Последние исследования, пожалуй, подтверждают, что компромиссы между Целями в социально-экономическом направлении и Целями, связанными с окружающей средой, — действительно огромны. В исследовании о потреблении воды, выполненном Арьеном Хукстрой, [100] отмечается, что достижение продовольственной безопасности (Цель № 2) может запросто конфликтовать с достатком воды для каждого (Цель № 6); влияние на биологическое разнообразие (Цель № 15), хотя это ещё не объяснено, но является сильным и почти всегда негативным. Международная группа по ресурсам выполнила предварительную оценку взаимосвязей и компромиссов между различными Целями устойчивого развития [101] и установила, что большая часть Целей, затрагивающих благополучие (11 из 17 Целей), “основаны на рассудительном использовании природных ресурсов”. Это — весьма дипломатический способ сказать, что достижение социально-экономических Целей одновременно с преобладанием неблагоразумного использования природных ресурсов — просто невозможно. Одновременно, Михаэль Оберстейнер с коллегами [102] обнаружил многочисленные компромиссы между курсом на снижение стоимости продовольствия и установкой на продвижение Целей № 13, 14 и 15.

Безусловно, было бы нечестно и однобоко критиковать социально-экономические Цели (используя формулировки, нападающие в основном на развивающиеся страны) и не обращать внимание и не критиковать чрезмерное потребление со стороны богатых представителей Земли. Даже когда экологические разрушения происходят в развивающемся мире, они зачастую случаются по причине сбора урожая или производства товаров для целей конечного экспорта в пользу богатых. Развитый мир отдаёт на “аутсорсинг” большую часть экологического ущерба, возникающего вследствие потребительских привычек: например, около 30% всех угроз для видов животных возникает из-за международной торговли. [103] Римский клуб всегда настаивал на принципах справедливой и честной торговли. Это значит, что, рассматривая компромиссы между экономическими и экологическими Целями, нам постоянно следует искать решения, которые предполагают справедливость в отношениях между Северов и Югом.

В своём последнем исследовании Джеффри Сакс и коллеги [104] предлагают некоторые количественные оценки исполнения, а также вызовы в достижении Целей устойчивого развития, имеющихся в настоящий момент. Используя имеющиеся показатели, предоставленные Всемирным банком и другими организациями, страны были оценены по достижению каждой Цели и проранжированы в соответствии с общим коэффициентом исполнения всех 17 Целей. Рисунок 1.13 включает первые 10 и некоторые из крупнейших стран.


Рисунок 1.13: Страны, проранжированные в соответствии с текущим выполнением Целей устойчивого развития (сводный индекс; 100 — максимальный балл). Первые 10 стран приходятся на Европу (а также Исландия). США сильно позади из-за высокого непостоянства и чрезмерного потребления ресурсов. Позиции развивающихся стран все ещё слабы из-за высокого уровня бедности, голодания, неграмотности и низкого уровня трудоустройства (Источник: www.bertelsmann-stiftung.de/en/topics/aktuelle-meldungen/2016/juli/countriesneed-to-act-urgently-to-achieve-the-un-sustainable-development-goals).

Поразительно, что первые 10 позиций занимают процветающие страны Европы, а последние 10 позиций с наименьшем рейтингом (см. таблицу ниже) — беднейшие страны, преимущественно из Африки. Рейтинг этих 10 последних стран выглядит следующим образом.



На первый взгляд, эти числа не должны вызывать удивления. Повестка 2030 предполагает намеренное повышение рейтинга бедных стран. Однако при повторном рассмотрении исследования беспокойство вызывает следующий факт: высокое исполнение Целей устойчивого развития сильно коррелирует с традиционным путём развития, основанном на росте, включая чрезмерного использование природных ресурсов, что отражено в экологическом следе на душу населения.

Экологический след страны, ежегодно оцениваемый и обновляемый Глобальной сетью изучения воздействий человека, измеряется площадью, которая требуется для обеспечения населения этой страны товарами и услугами. Не удивительно, что более высокая оценка обычно приходится на страны с высоким социально-экономическим показателем и достатком.
Рисунок 1.14 отражает экологический след на душу населения стран, участвующих в Целях устойчивого развития (вертикальная ось), и является функцией от среднего Индекса человеческого развития — ИЧР (горизонтальная ось) населения соответствующих стран.


Рисунок 1.14: График устойчивости от Глобальной сети изучения воздействий человека. По вертикальной шкале — экологический след на душу населения (гектары на человека), по горизонтальной шкале — Индекс человеческого развития (ИЧР). Бедные страны (слева) имеют прискорбно низкий ИЧР, а богатые страны — прискорбно высокий след, тем самым оставляя “Квадрант всеобщего устойчивого развития” практически пустым. Верхняя линия с точками показывает уровень мировой биоёмкости на душу населения в 1961 году, когда население равнялось 3,1 миллиарда (Источник: 2017 Global Footprint Network. National Footprint Accounts, 2017 Edition; data.footprintnetwork.org).

ИЧР — составной индикатор, включающий образование, здравоохранение и доход на душу населения, который используется для измерения благосостояния людей в разных странах. В нижнем правом углу рисунка находится “Квадрант всеобщего устойчивого развития”, который соответствует ИЧР выше 0,8 и экологическому следу на душу населения ниже 1,8 гектара.
Тревожный факт состоит в том, что этот прямоугольник устойчивого развития почти пуст: то есть нет такой страны, которая бы демонстрировала высокий социально-экономический уровень (ИЧР выше 0,8) и в то же время достигала бы устойчивого рейтинга по шкале экологического следа (ниже 1,8 гектара). Если спроецировать сказанное на Цели устойчивого развития, то смысл в следующем: нет ни одной страны с высоким показателем по всем трём “основаниям” (экономическому, социальному и связанному с окружающей средой).

Сакс и коллеги открыли скрытый парадокс: если бы 11 или 12 социально-экономических Целей были достигнуты всеми странами, стоило ожидать, что средний след достиг бы значения в 4-10 гектар на человека. Для населения в 7,6 миллиарда людей это бы значило, что нам необходимо от двух до пяти планет размером с Землю!

Если посмотреть на другую впечатляющую диаграмму, то экологический след позволяет оценить “день превышения предела”, т.е. день, после которого мир начинает потреблять ресурсы, которые невозможно восполнить в течение остатка этого года. Тогда как в 1970-м этот день приходился на окончание декабря, в 2017-м он уже переместился на 2 августа; и ожидается, что к 2030 году это будет происходить не позднее июня (Рисунок 1.15).


Рисунок 1.15: “День превышения предела” двигается вверх по календарю (Источник: www.overshootday.org)

Сакс и коллеги отмечают, что даже страны-лидеры в достижении Целей находятся далеко от того, чтобы считаться экологически устойчивыми.

В итоге, из обсуждения Целей устойчивого развития ООН стоило бы сделать вывод, что мир скорее всего не может позволить себе преследовать эти 17 Целей раздельно. Потребуется согласованная политика для проработки Целей в социально-экономическом направлении и Целей в области окружающей среды как целого. Однако это побудит мир в корне перестроить технологические, экономические и политические подходы к своему развитию, которые применялись на протяжении десятилетий. [105]

Продолжение следует...

Если вам интересно, приглашаю присоединиться к «флэшмобу» по переводу 220-страничного доклада. Пишите в личку или на почту magisterludi2016@yandex.ru

Еще переводы доклада Римского Клуба 2018


Предисловие

Глава 1.1.1
«Различные типы кризисов и чувство беспомощности»

Глава 1.1.2:
«Финансификация»

Глава 1.1.3:
«Пустой Мир Против Полного Мира»

Глава 1.5:
«Климатический вызов»

Глава 1.6:
«Технологические дикие карты»

Глава 1.11:
«Подрывные технологии и цифровая революция»

Глава 1.12:
«От пустого мира до полного мира»


Глава 2.6:
«Философские ошибки рыночной доктрины»

Глава 2.10:
«Быть может, нам нужна новая эпоха Просвещения»


Глава 3.1:
«Регенеративная экономика»

Глава 3.2:
«Development Alternatives»

Глава 3.3:
«Синяя экономика»

Глава 3.4:
«Децентрализованная энергия»

Глава 3.5:
«Некоторые истории успеха в сельском хозяйстве»

Глава 3.6:
«Регенеративная урбанистика: Экополис»

Глава 3.7:
«Климат: хорошие новости, но большие проблемы»

Глава 3.8:
«Экономика замкнутого цикла требует иной логики»

Глава 3.9:
«Пятикратная производительность ресурсов»

Глава 3.10:
«Налог на биты»

Глава 3.11:
«Реформы финансового сектора»

Глава 3.12:
«Реформы экономической системы»

Глава 3.13:
«Филантропия, инвестиции, краудсорс и блокчейн»

Глава 3.14:
«Не ВВП единым...»

Глава 3.15:
«Коллективное лидерство»

Глава 3.16:
«Глобальное правительство»

Глава 3.17:
«Действия на национальном уровне: Китай и Бутан»

Глава 3.18:
«Грамотность в отношении будущего»


«Аналитика»


Tags:глобальные вызовымировое правительстворимский клубантропоценизбыточное потреблениеэкологиясоциологияэкономика
Hubs: Research and forecasts in IT Ecology The future is here
Total votes 11: ↑10 and ↓1+9
Views2.9K